MySQL ERROR
Requesting: SELECT id, LCASE(slovo) AS slovo, slovar_sysname, slovo_sysname, letter FROM diclist.slova WHERE id IN (27531,27687,27688,27689,27751,160592,160608,160629,160805,160806,303026,303027,420652,27533,160596,160600,4097,4098,4099,4100,4101,4102,4103,4104,4105,4106,4107,4108,4109,4110,4111,4112,4113,4114,4115,4116,4117,27555,27557,27558,160613,160614,27593,27594,) AND slovo<>"Воля" ORDER BY pseudo_root, slovo
Result: 1064: You have an error in your SQL syntax; check the manual that corresponds to your MySQL server version for the right syntax to use near ') AND slovo<>"Воля" ORDER BY pseudo_root, slovo' at line 1
[Warning] mysql_fetch_assoc() expects parameter 1 to be resource, boolean given Trace: include/core/dbmysql.class.php:147 include/modules/slovar/slovar.object.php:421 include/core/controller.class.php:454 include/core/controller.class.php:578 include/core/controller.class.php:799 include/core/controller.class.php:67 index.php:21
Что такое Воля? Значение слова Воля в философском словаре

Что такое Воля? Значение слова Воля в философском словаре

1) Воля - - феномен саморегуляции субъектом своего поведения и деятельности, обеспечивающий векторную ориентацию имманентных состояний сознания на объективированную экстериорную цель и концентрацию усилий на достижении последней. Будучи несводимым ни к предметной деятельности, ни ко вне-практическому сознанию, феномен В. является связующим звеном деятельностного акта , обеспечивающим единство субъектной его составляющей (желающий и целеполагающий субъект ) и составляющей объективно-предметной (субъект целеполагающий и волящий), транслируя импульс потребности в импульс к действию. В акте В. субъект объективирует (посредством осознания потребности), легитимирует (на основе осуществления выбора ) и санкционирует в качестве цели субъективное желание , конституирующееся в данном процессе как объективно реализуемая цель деятельности, выступающая, с одной стороны, результатом рефлексии над потребностью , с другой - прогностическим образом будущего продукта деятельности. В сфере В. происходит синтез идущего от желания "я хочу" и выводящего на операциональные шаги "я должен", что является актуальным как в случае концентрации усилий на достижении цели, так и в ситуации отказа от нее ради альтернативных ценностей (доминирование другой цели). Ядром волевого акта, таким образом, является осознание ценностного содержания и личной значимости сформулированной цели, ее соответствия или не соответствия личностным ценностным шкалам. В реальном функционировании сознания В. обеспечивает определенный баланс побудительных и тормозных функций, стимулируя одни и блокируя другие действия в зависимости от артикулированной субъектом цели. В структуру волевого акта входят принятие решения, предполагающее осуществление выбора в контексте борьбы мотивов и содержательно совпадающее с формулировкой цели, и мобилизация усилий на его реализации (по формулировке Джеймса, воплощением волевого акта является созидательное усилие "fiat" - "да будет"). Феномен В. фундирован индивидуальным когнитивным тезаурусом субъекта, артикулирующим объективную по содержанию информацию в свете ее субъективного смысла , и тесно связан с феноменом установки, т.е. предрасположенности субъекта к тому или иному комплексу действий, обусловливающей скорость реагирования на предъявляемую ситуацию (Л.Ланге), формирующей психологическое состояние готовности, детерминирующее степень и направленность активности различных психических процессов (Н. Ах), конституирующую комплексную "модификацию субъекта" как основу его целесообразной избирательной активности (Д.Узнадзе) или задающую субъективную ориентацию индивидов на те или иные социальные ценности ( социальная психология и социология после У.Томаса и Ф.Знанецкого). Психологические концепции В. дифференцируются на автогенетические, трактующие В. как автохтонный феномен (В.Вундт, И.Линдворски), и гетерогенетические, возводящие В. в качестве вторичного продукта к чувственной сфере (Г.Эббингауз и др.) или в сфере мышления (Гербарт). Аналогично в историко-философской традиции отчетливо проявляются две тенденции трактовки феномена В.: с одной стороны В. интерпретируется как продукт внешней детерминации, природа которой понимается как физиологическая, психологическая, социальная или трансцендентная (в зависимости от общей направленности концепции); феномен В. в рамках данных философских теорий, как правило , не акцентируется и практически не выступает предметом специального философского рассмотрения. Второй вектор философской традиции связан в этом контексте с интерпретацией В. как финально автохтонного феномена, атрибутивной характеристикой которого выступает самодостаточная свобода (см. Свобода воли ) и который определяет сущность бытия и формирует его, что задает в истории философии такую самостоятельную традицию, как волюнтаризм . В постмодернизме понятие В. переосмыслено в контексте общей постмодернистской установки на видение процессуальности как самоорганизации - вне внешнего принудительного причинения (см. Неодетерминизм ), как пишет П. де Ман, "то, что Ницше, вслед за Шопенгауэром, называет "Волей", - это по-прежнему субъект, сознание , способное знать , что оно может и чего не может позволить, способное знать свое собственное воление. Способность самопредставления воли есть акт своеволия". В частности, в концепциях постмодернизма понятие В. используется для обозначения принципиально свободной и не ограниченной дискурсивными правилами субъективности, не конституируемой, однако, в качестве субъекта как такового и противостоящей традиционной интерпретации последнего ("номадические сингулярности " Делеза, например). Важным аспектом интерпретации В. в постмодернизме является характерное для постмодернистских авторов сопоставление феноменов музыки и В. (по Ницше, музыка есть "несдержанное излияние бессознательной воли") при исходной опоре на тотально принятое постмодернизмом положение Руссо о том, что дионисийская мудростьименно с ней сопрягается постмодернизмом феномен музыки как, в оценке П. де Мана, "чистой, нерепрезентативной") являет собой отсутствие всякого смысла (см. Пустой знак ). Так, утверждение Шопенгауэра о том, что "музыка есть непосредственный образ Воли", по оценке Ф.Лаку-Лабарта, "так ни разу и не принято без оговорок, но и никогда по-настоящему не опровергнуто". В деконструктивистском контексте актуализируется идея Ницше о бесконечной семантической креативности В., процесс которой назван Ницше "художественной игрой, в которую Воля , в вечной полноте своей радости, играет сама с собою" (см. Деконструкция ), - продуктом этой деконструктивной игры выступает своего рода "осадок значения, остающийся вне досягаемости собственной логики текста и заставляющий читателя погружаться в бесконечный процесс деконструкции" (П. де Ман). В качестве универсалии культуры В. аксиологически акцентируется в ряде национальных традиций, будучи осмысленной в качестве апофеоза свободы (см. традиционная русская "В. вольная", как снятие любых пространственных и нормативных границ - в отличие от понятой как результат рационально обоснованных ограничений свободы, либо в качестве не совпадающего со свободой феномена). В данном случае В. трактуется как имманентное человеку состояние в отличие от свободы как результата сознательного преодоления несвободы в сознательном целеполагающем усилии: русск. "отпустить на В." в значении "вернуть к исходному, временно нарушенному внешним вмешательством состоянию".

2) Воля - - способность человека желать чего-то или предпочитать одно другому; активное начало в нас, предрасполагающее к достижению самого важного для нас. В понимании Августина и др. воля стремится к благу. Начиная с Сократа , многие принимали, что воля человека формируется его разумом, тогда как Августин и др. настаивали на несводимости воли к чему бы то ни было. В этике человек нравственно ответственен лишь в том случае, когда его действия совершаются по свободному произволению и с полным пониманием ситуации и своей роли в ней. Это соответствует принятому ныне пониманию, что воля и разум человека друг другом не определяются. Начиная с эпохи Возрождения, в западноевропейской философии считают, что волей обладает автономное Я человека ("Я хочу", "Я стремлюсь" и т.д.). В христианской мысли сохраняется древнее представление , что воля не принадлежит человеческому "Я". Это согласуется со словами "да будет воля Твоя". Грехопадение - падение воли, отрыв воли человека от воли Творца. Самоутверждающееся "Я" падшего человека стремится полностью овладеть всем принадлежащим природе человека, в том числе и его разумом и волей (отсюда "Я хочу" и пр.). Спасение - освобождение природы человека от порабощающей власти "Я" и ее исцеление (Максим Исповедник , Августин). По Августину, волю исцеляет благодать , причем непринудительным образом.

3) Воля - На всякое живое существо известные предметы действуют привлекательным, другие отталкивающим образом: первых оно хочет и стремится к ним, вторых не хочет и удаляется. Но для того, чтобы хотеть или не хотеть именно этого предмета, хотящее существо, очевидно, должно различать его от других, так или иначе воспринимать его. Всякое волевое отношение непременно связано с некоторым познавательным. Ignoti nulla cupido. Поэтому спор о первенстве воли над умом или наоборот, разделявший некогда томистов и скотистов, а ныне возобновленный Шопенгауэром, лишен реального основания. Хотение или воля в широком смысле имеет различные степени соответственно степеням развития познавательной сферы. Существа, для которых познание останавливается на смутных ощущениях, - которые воспринимают лишь наличность окружающих чувственных явлений (как это бывает у низших животных, а также, вероятно, и растений), - имеют и волю лишь в виде непосредственного безотчетного влечения или стремления, возбуждаемого данною реальностью . Там, где познание, кроме ощутительных впечатлений от наличной феноменальной действительности содержит в себе воспоминание прошедших, пережитых, состояний и представления предметов отсутствующих, там и волевое отношение возвышается над простым чувственным влечением или стремлением и переходит в более идеальное состояние , называемое желанием . Ближайший, непосредственный предмет желания, как такового, есть не реальное , а идеальное явление , не чувственно воспринимаемое, а умопредставляемое. Желается то, чего нет в действительности, что мыслится. У птиц и других высших животных самцы и самки тоскуют в разлуке друг с другом; собака тоскует по умершем, или уехавшем хозяине: она его желает, и это желание, относясь к отсутствующему, предполагает у животного определенное умственное представление , которое собственно и есть прямой объект желания и вытекающих из него действий (собака ищет невидимого ею, но умопредставляемого хозяина, отправляется на его могилу и т. п.). Наконец, у человека , мыслящего не только в индивидуальных представлениях, но и в универсальных понятиях, и волевое отношение может определяться этими понятиями, как общими и постоянными правилами и принципами действия. Если уже в мире животном мотивы чувственного влечения подчиняются высшим мотивам желания (так тоскующая собака отказывается от пищи; сюда же относятся более обыкновенные случаи, когда то или другое чувственное влечение побеждается страхом умопредстаеляемого наказания - мотив высший, если не в этическом, то в психологическом смысле), - то человек может подчинять не только чувственные влечения, но и все свои желания высшей нравственной идее, может из многих предстоящих действий выбирать то, которое соответствует принятому или решенному принципу деятельности. Способность к такому выбору и принципиальному решению есть бесспорный психологический факт , но с этим фактом связан самый трудный и сложный метафизический вопрос о свободе воли. Спрашивается: в каждом данном случае зависит ли выбор одного мотива воли предпочтительно перед другими от того, что именно этот мотив оказывается при данных условиях наиболее сильным или действительным для данного субъекта с его данным, унаследованным и воспитанным характером, или же выбор может зависеть окончательно от особого, простого и внезапного ничем с необходимостью не обусловленного решения самого субъекта? Такова простейшая постановка этого вопроса (различные его решения будут изложены и оценены в ст. Свобода воли ). Хотение и познание, воля и ум, отвлеченно противополагаемые друг другу, в действительности неразрывно между собою связаны. Если, как было сказано, воля невозможна без познания, то и это последнее невозможно без воли. Чтобы познать или понять какой-нибудь предмет или отношение, необходимо прежде всего на нем остановить свою мысль , выделить его умственно изо всей совокупности предметов и отношений. Такая остановка и выделение есть волевой акт, называемый произвольным вниманием . Но необходимость волевого элемента в происхождении ( генезисе ) познания нисколько не сообщает субъективно-произвольного характера результатам познавательного процесса . Участие воли в создании истинной науки состоит не в том, что мы познаем только то, чего нам хочется, а в том, что мы хотим познавать те или другие существенные стороны действительных предметов. Вл. С.

4) Воля - качество человеческого интеллекта , о какой-то свободе которого спорят уже многие века, лежащее в основе психологии влечений человека : способность интеллекта к напряжению.

5) Воля - динамическая направленность психической активности человека , диапазон которой – от слабого желания до непоколебимой решительности в достижении поставленной цели. Воля проявляется как психическое переживание человека типа «Я должен», «Надо» и т.п. Волевое поведение включает в себя такие факторы, как осознание своих интересов, постановку целей и принятие решений. Воля - продуманная и сознательная деятельность , сознательное и свободное устремление человека к осуществлению определенной цели, которая для него представляет определенную ценность . Согласно классической схеме, воля предполагает: 1) наличие мотивов; 2) размышление ; 3) решение ; 4) осуществление. Волевой акт – это не спонтанное проявление желания; он предполагает размышление и взятие на себя ответственности: именно поэтому воля соответствует не только сильнейшему желанию, но, поскольку она возникает в результате рефлексии, – рациональному действию. Следовательно, воля означает способность человека самостоятельно обусловливать и регулировать собственные поступки, преодолевая при этом внешние и внутренние препятствия. Евразийская философия , исходящая из приоритета мудрости, полагает, что сущность человека раскрывается в любви. В «Книге слов» Абай в триумвирате человеческих качеств: воли, разума и сердца, отдает предпочтение сердцу, любви. Мудрость – это способность человека думать сердцем, через призму любви.

6) Воля - В метафизике и оккультной философии Воля есть то, что руководит проявленными вселенными в вечности. Воля есть единый и единственный принцип абстрактного вечного Движения, или его воодушевляющая сущность . "Воля есть первая из всех сил", говорит Ван Гельмонт, "... Воля есть атрибут всех духовных существ и выражает себя в них тем активнее, чем больше они освободились от материи." И Парацельс учит, что "решительная воля есть начало всех магических действий. Именно потому, что люди не в совершенстве представляют себе и верят в результат, (оккультные искусства являются такими неубедительными, тогда как они могли бы быть вполне убедительными". Как и все остальное Воля семерична в своих степенях проявления. Эманируя из единой, вечной, абстрактной и находящейся в полном покое Воли (Атма в Лайам), она становится Буддхи в своем состоянии Алайа , спускается ниже как Махат ( Манас ), и нисходит по лестнице степеней, пока божественный Эрос, в своем низшем, животном проявлении, не становится эротическим желанием . Воля как вечный принцип не есть ни дух, ни субстанция, но вечная мыслеоснова. Как прекрасно выразился Шопенгауэр в своей "Parerga": "В действительности нет ни материи, ни духа. Стремление к гравитации в камне столь же необъяснимо, как и мысль в мозгу человека . ...Если материя может - неизвестно почему - падать на землю, то она может также - неизвестно почему - мыслить. ...Как только, даже в механике, мы переходим пределы чисто математического, как только мы подходим к непостижимому молекулярному притяжению, тяготению и так далее, мы становимся лицом к лицу с явлениями, которые для наших чувств являются столь же таинственными, как и воля."

7) Воля - (лат. voluntas, англ, will, ит. volonta, нем. Wille, фр. volonte) — специфическая способность или сила , не вполне тождественная разуму или отличная от него. В истории европейской философии понятие В. имело два основных значения: 1) способность разума к самоопределению (в т.ч. моральному) и порождению специфической причинности (классическая рационалистическая традиция , исторически более влиятельная и не прерывающаяся от античности до настоящего времени); 2) фундаментальное свойство сущего (предшествующее разуму) и основа всех объяснительных моделей (волюнтаристическая традиция 19—20 вв., представленная преимущественно Ф.В.Й. Шеллингом, А. Шопенгауэром, Э. Гартманом, Ф. Ницше и отчасти А. Бергсоном). В классической традиции В. выступает как относительно самостоятельная функция , или акциденция разума. “ Конфликт разума и воли” здесь почти непред-ставим, а противоположность “волевого” иррациональному, напротив, разумеется сама собою. В метафоре “В.” выделяется прежде всего интеллектуально-императивный аспект , смысл твердого разумного намерения, деятельной мысли, стремящейся к осуществлению цели. “Волевая” проблематика начала оформляться в рамках проблемы свободы воли, и первоначально не имела отчетливых онтологических коннотаций, замыкаясь на сферах этики, гносеологии и психологии. Понятие В. не сразу получило нормативный терминологический эквивалент (поэтому грекам порой ошибочно отказывали во всяком представлении о В.). У Платона “волевое” впервые становится особым предметом рефлексии и понимается как синтез разумной оценки и стремления (причем последнее выделяется в отдельную способность души). Аристотель разработал “анатомию” волевого акта , рассматривая В. как специфическую причинность , отличную от “чистой” интеллектуальной сферы (созерцательный разум) и от “чистых” аффектов. Фундаментальной способностью души является стремление . В. — единственный вид стремления, который зарождается в разумной части души и является “синтезом” разума и стремления; предмет стремления в акте воления осознается как цель . Сфера В. соответствует “практическому” разуму, размышляющему о деятельности и направляющему на нее: чисто интеллектуальный акт отличается от акта целеполагания, в котором момент стремления акцентирован более заметно. Христианство утвердило примат наднациональной веры и любви, ограничив сферу компетенции разума еще и в пользу возвышенного аффекта . Это ускорило эмансипирование В. в отдельную способность, повышение статуса динамически-“эротического” момента, и в соединении с онтотеологической перспективой неоплатонизма привело к возникновению своеобразной “метафизики В.”, особенно ярко проявившей себя на лат. Западе начиная с IV в. У Р. Декарта понятие В. несколько шире понятия разума, но по сути своей воление — модус мышления. Для Б. Спинозы В. и разум — одно и то же, ибо разум познает причинную связь вещей и идей: человек определяется к действию познанием . С т.зр. Г.В. Лейбница, основание всякой В. коренится в разуме, т.е. воление определяется разумом, хотя (в моральной плоскости) и не детерминируется им полностью. У И. Канта В. есть способность желания, определяющее основание которой находится в разуме, или способность определять самое себя к действию сообразно представлению о законах, или “вид причинности живых существ, поскольку они разумны”. Цель действия есть объективное основание для самоопределения В.; цель — предмет произвола разумного существа, когда произвол через представление цели определяется к соответствующему действию. По Г.В.Ф. Гегелю, “ различие между мышлением и волей — лишь различие между теоретическим и практическим отношением , но они не представляют собой двух способностей — воля есть особый способ мышления: мышление как перемещающее себя в наличное бытие , как влечение сообщить себе наличное бытие ”. У И.Г. Фихте В. выступает как равноправная способность наряду с разумом “внутри” субъекта , причем акт В. обладает логическим первенством в процессе самоопределения разумного Я. К классической традиции следует отнести и феноменологию, где аналогом В. выступает “ интенция сознания” ( М. Шелер и др.). Новейшим образцом классической схематики может служить “эдейтико-феноменологи-ческая” концепция П. Рикёра, понимающего В. как “фундаментальную способность” — интеллектуальную интенцию, содержащую “ проект ” действия, т.е. стремление к цели, не совпадающее с “чистым” мышлением, хотя “сила (force)” воли — “это аспект cogito”: “желать значит мыслить”. Основой “волюнтаристической” традиции являются онтологическое понимание В. и тезис : не В. есть акциденция разума, а разум — акциденция В. “Волюнтаристический” потенциал классической традиции был в полной мере реализован Августином, И. Дунсом Скотом и Фихте, которые вплотную подходили к границе, отделяющей эту традицию от ее противополож- ности. Элементы собственно волюнтаристической традиции можно найти у Я. Бёме ( благая или злая В. - онтологическая характеристика сущего) и М. П. Менде Бирана, но как цельная позиция она не встречается раньше Шеллинга и особенно Шопенгауэра. Лишь Шопенгауэр впервые окончательно порывает с классикой. В. имеет онто-космический статус и выступает как лишенная субъективного начала иррациональная сила, не требующая достаточного основания, но сама являющаяся всеобщим основанием как “ воля к жизни ”, т.е. как универсальное метафизическое начало и вместе с тем объяснительная модель . Комбинация идей Шеллинга и Шопенгауэра присутствует в “Философии бессознательного” Гартмана, а у Ницше шопенгауэровская “воля к жизни” преобразуется в столь же онтологичную “волю к власти”. На этом взлет волюнтаристической традиции резко обрывается: она имеет лишь косвенное продолжение в иррационалистичес-кой концепции “жизненного порыва” Бергсона. Для целого ряда важнейших филос. течений 20 в. “чистая” волевая проблематика не представляет самостоятельного интереса , — напр., для аналитической философии (где В. понимается как специфический предмет психологии): экзистенциализма , структурализма , постмодернизма . Столяров А.А. Свобода воли как проблема европейского морального сознания. М., 2000; Alexander A. Theory of the Will in the History of Philosophy. New Vbrk, 1898; Tegen K.E. Moderne Willenstheorie. Uppsala, 1924-1928. Bd 1-2; McVannel J.A. Hegels Doctrine of the Will. New York, 1948; Barteri-Morelli E. La volonta nella filosofia di A. Schopenhauer. Rieti, 195); Bourke V.J. Will in festern Thought. New York, 1964. A.A. Столяров

8) Воля - - любовь в аспекте утверждения себя внутри инобытия, открытия себя для другого.

9) Воля - - феномен саморегуляции субъектом своих поведения и деятельности, обеспечивающий векторную ориентацию имманентных состояний сознания на объективированную экстериорную цель и концентрацию усилий на дистижении последней. Будучи несводимым ни к предметной деятельности, ни ко внепрактическому сознанию, феномен В. является связующим звеном деятельностного акта , обеспечивающим единство субъектной его составляющей (желающий и целепо-лагающий субъект ) и составляющей объективно-предметной (субъект целеполагающий и водящий), транслируя импульс потребности в импульс к действию. В акте В. субъект объективирует (посредством осознания потребности), легитимирует (на основе осуществления выбора ) и санкционирует в качестве цели субъективное желание , конституирующееся в данном процессе как объективно реализуемая цель деятельности, выступающая, с одной стороны, результатом рефлексии над потребностью , с другой - прогностическим образом будущего продукта деятельности. В сфере В. происходит синтез идущего от желания "я хочу" и выводящего на операциональные шаги "я должен", что является актуальным как в случае концентрации усилий на достижении цели, так и в ситуации отказа от нее ради альтернативных ценностей (доминирование другой цели). Ядром волевого акта, таким образом, является осознание ценностного содержания и личной значимости сформулированной цели, ее соответствия или не соответствия личностным ценностным шкалам. В реальном функционировании сознания В. обеспечивает определенный баланс побудительных и тормозных функций, стимулируя одни и блокируя другие действия в зависимости от артикулированной субъектом цели. В структуру волевого акта входят принятие решения, предполагающее осуществление выбора в контексте борьбы мотивов и содержательно совпадающее с формулировкой цели, и мобилизация усилий на его реализации (по формулировке Джеймса, воплощением волевого акта является созидательное усилие "fiat" - "да будет"). Феномен В. фундирован индивидуальным когнитивным тезаурусом субъекта, артикулирующим объективную по содержанию информацию в свете ее субъективного смысла , и тесно связан с феноменом установки, т.е. предрасположенности субъекта к тому или иному комплексу действий, обусловливающей скорость реагирования на предъявляемую ситуацию (Л. Ланге), формирующей психологическое состояние готовности, детерминирующее степень и направленность активности различных психических процессов (Н. Ах), конституирующую комплексную "модификацию субъекта" как основу его целесообразной избирательной активности (Узнадзе) или задающую субъективную ориентацию индивидов на те или иные социальные ценности ( социальная психология и социология после У. Томаса и Знанецкого). Психологические концепции В. дифференцируются на автогенетические, трактующие В. как автохтонный феномен (Вундт, И. Линдворски), и гетерогенетические, возводящие В. в качестве вторичного продукта к чувственной сфере (Г. Эббин-гауз и др.) или в сфере мышления (Гербарт). Аналогично в историко-философской традиции отчетливо проявляются две тенденции трактовки феномена В.: с одной стороны В. интерпретируется как продукт внешней детерминации, природа которой понимается как физиологическая, психологическая, социальная или трансцендентная (в зависимости от общей направленности концепции); феномен В. в рамках данных философских теорий, как правило , не акцентируется и практически не выступает предметом специального философского рассмотрения. Второй вектор философской традиции связан в этом контексте с интерпретацией В. как финально автохтонного феномена, атрибутивной характеристикой которого выступает самодостаточная свобода (см. Свобода воли ) и который определяет сущность бытия и формирует его, что задает в истории философии такую самостоятельную традицию, как волюнтаризм . В концепциях постмодерна понятие В. используется для обозначения принципиально свободной и не ограниченной дискурсивными правилами субъективности, не конституируемой, однако, в качестве субъекта как такового и противостоящей традиционной интерпретации последнего ("номадические сингулярности " Делеза, например). В качестве универсалии культуры В. аксиологи-чески акцентируется в ряде национальных традиций, будучи осмысленной в качестве апофеоза свободы (см. традиционная русская " воля вольная", как снятие любых пространственных и нормативных границ - в отличие от понятой как результат рационально обоснованных ограничений свободы, либо в качестве не совпадающего со свободой феномена). В данном случае В. трактуется как имманентное человеку состояние в отличие от свободы как результата сознательного преодоления несвободы в сознательном целеполагающем усилии: русск. "отпустить на В." в значении "вернуть к исходному, временно нарушенному внешним вмешательством состоянию". М.А. Можейко

10) Воля - - способность к выбору деятельности и внутренним усилиям, необходимым для ее осуществления. Специфический акт, не сводимый к сознанию и деятельности как таковой. Осуществляя волевое действие , человек противостоит власти непосредственно испытываемых потребностей, импульсивных желаний: для волевого акта характерно не переживание "я хочу", а переживание "надо", "я должен", осознание ценностной характеристики цели действия. Волевое поведение включает принятие решения, часто сопровождающееся борьбой мотивов (акт выбора), и его реализацию.

11) Воля - - в противоположность влечению представляет собой духовный акт, благодаря которому подтверждается некоторая ценность , признанная таковой, или благодаря которому стремятся к ней (см. Связь стремлений ). Направлена воля может быть только на (субъективно) ценное (желать зла может только "сатана"), поэтому она зависит от индивидуальной субординации ценностей (см. Этика ). Волевой мотив , а следовательно, и ценность или положение вещей , обладающее ценностью, обнаруживаются в пределах некоторой ситуации. Каждый волевой мотив порождает контрмотив (см. Торможение ), от силы которого зависит, будет ли воля иметь своим следствием некоторое действие (см. Объективность ). Воля как духовный акт всегда является свободной волей, т.е. может выбирать среди многих мотивов даже такой мотив, который противоречит жизненным потребностям человека . Благодаря этому человек представляет собой единственное существо, которое может добровольно действовать наперекор своим собственным интересам и даже уничтожать себя ( самоубийство ). Шопенгауэр создал метафизику всеобщей воли, проявляющейся в объективном плане как природа , включая и человеческое тело , а в плане субъективном - как сознательная воля. Ницше, примыкая к Шопенгауэру, создал свое учение о воле к власти. Гегель считал идеальной конечной целью мира осознание духом своей свободы (в воле), а значит, и действительность его свободы.

12) Воля - — сознательная целеустремленность человека на выполнение тех или иных действий. Идеализм рассматривает В. как независимое от внешних воздействий и обстоятельств и не связанное с объективной необходимостью свойство , а действия и поступки человека — как проявления идеалистически понимаемой “свободной” В. В действительности источником волевой деятельности человека является объективный мир, предметно-практическая деятельность человека, направленная на преобразование мира и основывающаяся на объективных законах природы. Отраженный через призму внутренних условий субъекта (потребности, интересы , желания, знание и т. д.), объективный мир создает для него возможность ставить различные цели, принимать решения, поступать так или иначе. Свободна не В., к-рая выбирает, исходя лишь из желаний субъекта ( волюнтаризм . экзистенциализм ),, а В., к-рая выбирает правильно, в соответствии с объективной необходимостью. По словам Энгельса, свобода В. означает не что иное, как способность принимать решения со знанием дела. Наиболее ясно волевой характер действия или поступка проявляется в тех случаях, когда человеку для достижения цели приходится преодолевать внешние или внутренние препятствия. Начальным звеном волевого действия являются постановка и осознание цели, затем принятие решения действовать. выбор наиболее целесообразных способов осуществления действия. Решающим для характеристики данного действия как волевого является исполнение решения. Сила В., хотя в известной мере и детерминирована генетически, не дана человеку исключительно от природы. Умение и способность принимать правильные решения и выполнять их, доводить начатое дело до конца являются результатом опыта , знаний, воспитания и самовоспитания. В философии Шопенгауэра и его последователей В.— слепое, неразумное, бесцельное первоначало мира, аналог кантовской “веши в себе”.


Синонимы: воля, независимость, приволье, раздолье, свобода

Воля

- феномен саморегуляции субъект ом своего поведения и деятельности, обеспечивающий вектор ную ориентацию имманентных состояний сознания на объективированную экстериорную цель и концентрацию усилий на достижении после дней. Будучи несводимым ни к предметной деятельности, ни ко вне-практическому сознанию, феномен В. является связующим звеном деятельностного акта , обеспечивающим единство субъектной его составляющей ( желающий и целеполагающий субъект ) и составляющей объективно-предметной (субъект целеполагающий и волящий), транслируя импульс потребности в импульс к действию. В акте В. субъект объективирует ( посредством осознания потребности), легитимирует (на основе осуществления выбора ) и санкционирует в качестве цели субъективное желание , конституирующееся в данном процесс е как объективно реализуемая цель деятельности, выступающая, с одной стороны, результат ом рефлексии над потребностью , с другой - прогностическим образ ом будущего продукт а деятельности. В сфере В. происходит синтез идущего от желания "я хочу" и выводящего на операциональные шаги "я должен", что является актуальным как в случае концентрации усилий на достижении цели, так и в ситуации отказа от нее ради альтернативных ценностей ( доминирование другой цели). Ядром волевого акта, таким образом, является о сознание ценностного содержания и личной значимости сформулированной цели, ее соответствия или не соответствия личностным ценностным шкалам. В реальном функционировании сознания В. обеспечивает определенный баланс побудительных и тормозных функций, стимулируя одни и блокируя другие действия в зависимости от артикулированной субъектом цели. В структуру волевого акта входят принятие решения, предполагающее осуществление выбора в контексте борьбы мотивов и содержательно совпадающее с формулировкой цели, и мобилизация усилий на его реализации (по формулировке Джеймса, воплощением волевого акта является созидательное усилие "fiat" - "да будет"). Феномен В. фундирован индивидуальным когнитивным тезаурусом субъекта, артикулирующим объективную по содержанию информацию в свете ее субъективного смысла , и тесно связан с феноменом установки, т.е. предрасположенности субъекта к тому или иному комплексу действий, обусловливающей скорость реагирования на предъявляемую ситуацию (Л.Ланге), формирующей психологическое состояние готовности, детерминирующее степень и направленность активности различных психических процессов (Н. Ах), конституирующую комплексную "модификацию субъекта" как основу его целесообразной избирательной активности (Д.Узнадзе) или задающую субъективную ориентацию индивидов на те или иные социальные ценности ( социальная психология и социология после У.Томаса и Ф.Знанецкого). Психологические концепции В. дифференцируются на автогенетические, трактующие В. как автохтонный феномен (В.Вундт, И.Линдворски), и гетерогенетические, возводящие В. в качестве вторичного продукта к чувственной сфере (Г.Эббингауз и др.) или в сфере мышления ( Гербарт ). Аналогично в историко-философской традиции отчетливо проявляются две тенденции трактовки феномена В.: с одной стороны В. интерпретируется как продукт внешней детерминации, при рода которой понимается как физиологическая, психологическая, социальная или трансцендентная (в зависимости от общей направленности концепции); феномен В. в рамках данных философских теорий, как правило , не акцентируется и практически не выступает предметом специального философского рассмотрения. Второй вектор философской традиции связан в этом контексте с интерпретацией В. как финально автохтонного феномена, атрибутивной характеристикой которого выступает самодостаточная свобода (см. Свобода воли ) и который определяет сущность бытия и формирует его, что задает в истории философии такую самостоятельную традицию, как волюнтаризм . В постмодернизме понятие В. переосмыслено в контексте общей постмодернистской установки на видение процессуальности как самоорганизации - вне внешнего принудительного причинения (см. Неодетерминизм ), как пишет П. де Ман, "то, что Ницше , вслед за Шопенгауэром, называет "Волей", - это по-прежнему субъект, сознание , способное знать , что оно может и чего не может позволить , способное знать свое собственное воление. Способность самопредставления воли есть акт своеволия". В частности, в концепциях постмодернизма понятие В. используется для обозначения принципиально свободной и не ограниченной дискурсивными правилами субъективности, не конституируемой, однако , в качестве субъекта как такового и противостоящей традиционной интерпретации последнего ("номадические сингулярности " Делеза, например ). Важным аспектом интерпретации В. в постмодернизме является характерное для постмодернистских авторов сопоставление феноменов музыки и В. (по Ницше, музыка есть "несдержанное излияние бессознательной воли") при исходной опоре на тотально принятое постмодернизмом положение Руссо о том, что дионисийская мудрость (а именно с ней сопрягается постмодернизмом феномен музыки как, в оценке П. де Мана , "чистой, нерепрезентативной") являет собой отсутствие всякого смысла (см. Пустой знак ). Так, утверждение Шопенгауэра о том, что "музыка есть непосредственный образ Воли", по оценке Ф.Лаку-Лабарта, "так ни разу и не принято без оговорок, но и никогда по-настоящему не опровергнуто". В деконструктивистском контексте актуализируется идея Ницше о бесконечной семантической креативности В., процесс которой назван Ницше "художественной игрой, в которую Воля , в вечной полноте своей радости, играет сама с собою" (см. Деконструкция ), - продуктом этой деконструктивной игры выступает своего рода "осадок значения, остающийся вне досягаемости собственной логики текста и заставляющий читателя погружаться в бесконечный процесс деконструкции" (П. де Ман). В качестве универсалии культуры В. аксиологически акцентируется в ряде национальных традиций, будучи осмысленной в качестве апофеоза свободы (см. традиционная русская "В. вольная", как снятие любых пространственных и нормативных границ - в отличие от понятой как результат рационально обоснованных ограничений свободы, либо в качестве не совпадающего со свободой феномена). В данном случае В. трактуется как имманентное человеку состояние в отличие от свободы как результата сознательного преодоления несвободы в сознательном целеполагающем усилии: русск. "отпустить на В." в значении "вернуть к исходному, временно нарушенному внешним вмешательством состоянию".

- способность человека желать чего -то или предпочитать одно другому; активное начало в нас, предрасполагающее к достижению самого важного для нас. В понимании Августина и др. воля стремится к благу. Начиная с Сократа , многие принимали, что воля человека формируется его разумом, тогда как Августин и др. настаивали на несводимости воли к чему бы то ни было. В этике человек нравственно ответственен лишь в том случае, когда его действия совершаются по свободному произволению и с полным пониманием ситуации и своей роли в ней. Это соответствует приня тому ныне пониманию, что воля и разум человека друг другом не определяются. Начиная с эпохи Возрождения, в западноевропейской философии считают, что волей обладает автономное Я человека ("Я хочу", "Я стремлюсь" и т.д.). В христианской мысли сохраняется древнее представление , что воля не принадлежит человеческому "Я". Это согласуется со словами "да будет воля Твоя". Грехопадение - падение воли, отрыв воли человека от воли Творца. Самоутверждающееся "Я" падшего человека стремится полностью овладеть всем принадлежащим природе человека, в том числе и его разумом и волей (отсюда "Я хочу" и пр.). Спасение - освобождение природы человека от порабощающей власти "Я" и ее исцеление (Максим Исповедник , Августин). По Августину, волю исцеляет благодать , причем непринудительным образ ом.

На всякое живое существо известные предметы действуют привлекательным, другие отталкивающим образ ом: первых оно хочет и стремится к ним, вторых не хочет и удаляется. Но для того, чтобы хотеть или не хотеть именно этого предмета, хотящее существо, очевидно, должно различать его от других, так или иначе воспринимать его. Всякое волевое отношение непременно связано с некоторым познавательным. Ignoti nulla cupido. Поэ тому спор о первенстве воли над умом или наоборот, разделявший некогда томистов и скотистов, а ныне возобновленный Шопенгауэром, лишен реального основания. Хотение или воля в широком смысле имеет различные степени соответственно степеням развития познавательной сферы. Существа, для которых познание останавливается на смутных ощущениях, - которые воспринимают лишь наличность окружающих чувственных явлений (как это бывает у низших животных, а также, вероятно, и растений), - имеют и волю лишь в виде непосредственного безотчетного влечения или стремления, возбуждаемого данною реальностью . Там, где познание, кроме ощутительных впечатлений от на личной феномен альной действительности содержит в себе воспоминание прошедших, пережитых, состояний и представления предметов отсутствующих, там и волевое отношение возвышается над простым чувственным влечением или стремлением и переходит в более идеальное состояние , называемое желание м . Ближайший, непосредственный предмет желания , как такового, есть не реальное , а идеальное явление , не чувственно воспринимаемое, а умопредставляемое. Желается то, чего нет в действительности, что мыслится. У птиц и других высших животных самцы и самки тоскуют в разлуке друг с другом; собака тоскует по умершем, или уехавшем хозяине: она его желает, и это желание, относясь к отсутствующему, предполагает у животного определенное умственное представление , которое собственно и есть прямой объект желания и вытекающих из него действий (собака ищет невидимого ею, но умопредставляемого хозяина, отправляется на его могилу и т. п.). Наконец, у человека , мыслящего не только в индивидуальных представлениях, но и в универсальных понятиях, и волевое отношение может определяться этими понятиями, как общими и постоянными правилами и принципами действия. Если уже в мире животном мотивы чувственного влечения подчиняются высшим мотивам желания (так тоскующая собака отказывается от пищи; сюда же относятся более обыкновенные случаи, когда то или другое чувственное влечение побеждается страхом умопредстаеляемого наказания - мотив высший, если не в этическом, то в психологическом смысле), - то человек может подчинять не только чувственные влечения, но и все свои желания высшей нравственной идее, может из многих предстоящих действий выбирать то, которое соответствует принятому или решенному принципу деятельности. Способность к такому выбору и принципиальному решению есть бесспорный психологический факт , но с этим фактом связан самый трудный и сложный метафизический вопрос о свободе воли. Спрашивается: в каждом данном случае зависит ли выбор одного мотива воли предпочтительно перед другими от того, что именно этот мотив оказывается при данных условиях наиболее сильным или действительным для данного субъект а с его данным, унаследованным и воспитанным хар акте ром, или же выбор может зависеть окончательно от особого, простого и внезапного ничем с необходимостью не обусловленного решения самого субъекта? Такова простейшая постановка этого вопроса (различные его решения будут изложены и оценены в ст. Свобода воли ). Хотение и познание, воля и ум, отвлеченно противополагаемые друг другу, в действительности неразрывно между собою связаны. Если, как было сказано, воля невозможна без познания, то и это после днее невозможно без воли. Чтобы по знать или понять какой-нибудь предмет или отношение, необходимо прежде всего на нем остановить свою мысль , выделить его умственно изо всей совокупности предметов и отношений. Такая остановка и выделение есть волевой акт, называемый произвольным вниманием . Но необходимость волевого элемента в происхождении ( генезисе ) познания нисколько не сообщает субъективно-произвольного характера результат ам познавательного процесс а . Участие воли в создании истинной науки состоит не в том, что мы познаем только то, чего нам хочется, а в том, что мы хотим познавать те или другие существенные стороны действительных предметов. Вл. С.

качество человеческого интеллекта , о какой-то свободе которого спорят уже многие века, лежащее в основе психологии влечений человека : способность интеллекта к напряжению.

динамическая направленность психической активности человека , диапазон которой – от слабого желания до непоколебимой решительности в достижении поставленной цели. Воля проявляется как психическое переживание человека типа «Я должен», «Надо» и т.п. Волевое поведение включает в себя такие факторы, как о сознание своих интересов, постановку целей и принятие решений. Воля - продуманная и сознательная деятельность , сознательное и свободное устремление человека к осуществлению определенной цели, которая для него представляет определенную ценность . Согласно классической схеме, воля предполагает: 1) наличие мотивов; 2) размышление ; 3) решение ; 4) осуществление . Волевой акт – это не спонтанное проявление желания; он предполагает размышление и взятие на себя ответственности: именно поэ тому воля соответствует не только сильнейшему желанию, но, поскольку она возникает в результат е рефлексии, – рациональному действию. Следовательно, воля означает способность человека самостоятельно обусловливать и регулировать собственные поступки, преодолевая при этом внешние и внутренние препятствия. Евразийская философия , исходящая из приоритета мудрости, полагает, что сущность человека раскрывается в любви. В «Книге слов» Абай в триумвирате человеческих качеств: воли, разума и сердца, отдает предпочтение сердцу, любви. Мудрость – это способность человека думать сердцем, через призму любви.

В метафизике и оккультной философии Воля есть то, что руководит проявленными вселенными в вечности. Воля есть единый и единственный принцип абстрактного вечного Движения, или его воодушевляющая сущность . "Воля есть первая из всех сил", говорит Ван Гельмонт, "... Воля есть атрибут всех духовных существ и выражает себя в них тем активнее, чем больше они освободились от материи." И Пара цель с учит, что "решительная воля есть начало всех магических действий. Именно по тому , что люди не в совершенстве представляют себе и верят в результат , (оккультные искусства являются такими неубедительными, тогда как они могли бы быть вполне убедительными". Как и все остальное Воля семерична в своих степенях проявления. Эманируя из единой, вечной, абстрактной и находящейся в полном покое Воли (Атма в Лайам), она становится Буддхи в своем состоянии Алайа , спускается ниже как Махат ( Мана с ), и нисходит по лестнице степеней, пока божественный Эрос, в своем низшем, животном проявлении, не становится эротическим желание м . Воля как вечный принцип не есть ни дух, ни субстанция, но вечная мыслеоснова. Как прекрасно выразился Шопенгауэр в своей "Parerga": "В действительности нет ни материи, ни духа. Стремление к гравитации в камне столь же необъяснимо, как и мысль в мозгу человека . ...Если материя может - неизвестно почему - падать на землю, то она может также - неизвестно почему - мыслить. ...Как только, даже в механике, мы переходим пределы чисто математического, как только мы подходим к непостижимому молекулярному притяжению, тяготению и так далее, мы становимся лицом к лицу с явлениями, которые для наших чувств являются столь же таинственными, как и воля."

(лат. voluntas, англ, will, ит. volonta, нем. Wille, фр. volonte) — специфическая способность или сила , не вполне тождественная разуму или отличная от него. В истории европейской философии понятие В. имело два основных значения: 1) способность разума к самоопределению (в т.ч. моральному) и порождению специфической причинности (классическая рационалистическая т ради ция , исторически более влиятельная и не прерывающаяся от античности до настоящего времени); 2) фундаментальное свойство сущего (предшествующее разуму) и основа всех объяснительных моделей (волюнтаристическая традиция 19—20 вв., представленная преимущественно Ф.В.Й. Шеллингом, А. Шопенгауэром, Э. Гартманом, Ф. Ницше и отчасти А. Бергсоном). В классической традиции В. выступает как относительно самостоятельная функция , или акциденция разума. “ Конфликт разума и воли” здесь почти непред-ставим, а противоположность “волевого” иррациональному, напротив, разумеется сама собою. В метафоре “В.” выделяется прежде всего интеллектуально-императивный аспект , смысл твердого разумного намерения, деятельной мысли, стремящейся к осуществлению цели. “Волевая” проблематика начала оформляться в рамках проблемы свободы воли, и первоначально не имела отчетливых онтологических коннотаций, замыкаясь на сферах этики, гносеологии и психологии. Понятие В. не сразу получило нормативный терминологический эквивалент (поэ тому грекам порой ошибочно отказывали во всяком представлении о В.). У Платона “волевое” впервые становится особым предметом рефлексии и понимается как синтез разумной оценки и стремления (причем после днее выделяется в отдельную способность души). Аристотель разработал “анатомию” волевого акта , рассматривая В. как специфическую причинность , отличную от “чистой” интеллектуальной сферы (созерцательный разум) и от “чистых” аффектов. Фундаментальной способностью души является стремление . В. — единственный вид стремления, который зарождается в разумной части души и является “синтезом” разума и стремления; предмет стремления в акте воления осознается как цель . Сфера В. соответствует “практическому” разуму, размышляющему о деятельности и направляющему на нее: чисто интеллектуальный акт отличается от акта целеполагания, в котором момент стремления акцентирован более заметно. Христианство утвердило примат наднациональной веры и любви, ограничив сферу компетенции разума еще и в пользу возвышенного аффекта . Это ускорило эмансипирование В. в отдельную способность, повышение статуса динамически-“эротического” момента, и в соединении с онтотеологической перспективой неоплатонизма привело к возникновению свое образ ной “метафизики В.”, особенно ярко проявившей себя на лат. Западе начиная с IV в. У Р. Декарта понятие В. несколько шире понятия разума, но по сути своей воление — модус мышления. Для Б. Спинозы В. и разум — одно и то же, ибо разум познает причинную связь вещей и идей: человек определяется к действию познанием . С т.зр. Г.В. Лейбница, основание всякой В. коренится в разуме, т.е. воление определяется разумом, хотя (в моральной плоскости) и не детерминируется им полностью. У И. Канта В. есть способность желания , определяющее основание которой находится в разуме, или способность определять самое себя к действию сообразно представлению о законах, или “вид причинности живых существ, поскольку они разумны”. Цель действия есть объективное основание для самоопределения В.; цель — предмет произвола разумного существа, когда произвол через представление цели определяется к соответствующему действию. По Г.В.Ф. Гегелю, “ различие между мышлением и волей — лишь различие между теоретическим и практическим отношением , но они не представляют собой двух способностей — воля есть особый способ мышления: мышление как перемещающее себя в наличное бытие , как влечение сообщить себе наличное бытие ”. У И.Г. Фихте В. выступает как равноправная способность наряду с разумом “внутри” субъект а , причем акт В. обладает логическим первенством в процесс е самоопределения разумного Я. К классической традиции следует отнести и феномен ологию, где аналогом В. выступает “ интенция сознания” ( М. Шелер и др.). Новейшим образцом классической схематики может служить “эдейтико-феноменологи-ческая” концепция П. Рикёра, понимающего В. как “фундаментальную способность” — интеллектуальную интенцию, содержащую “ проект ” действия, т.е. стремление к цели, не совпадающее с “чистым” мышлением, хотя “сила (force)” воли — “это аспект cogito”: “желать значит мыслить”. Основой “волюнтаристической” традиции являются онтологическое понимание В. и тезис : не В. есть акциденция разума, а разум — акциденция В. “Волюнтаристический” потенциал классической традиции был в полной мере реализован Августином, И. Дунсом Скотом и Фихте, которые вплотную подходили к границе, отделяющей эту традицию от ее противополож- ности. Элементы собственно волюнтаристической традиции можно найти у Я. Бёме ( благая или злая В. - онтологическая характеристика сущего) и М. П. Менде Бирана, но как цельная позиция она не встречается раньше Шеллинга и особенно Шопенгауэра. Лишь Шопенгауэр впервые окончательно порывает с классикой. В. имеет онто-космический статус и выступает как лишенная субъективного начала иррациональная сила, не требующая достаточного основания, но сама являющаяся всеобщим основанием как “ воля к жизни ”, т.е. как универсальное метафизическое начало и вместе с тем объяснительная модель . Комбинация идей Шеллинга и Шопенгауэра присутствует в “Философии бессознательного” Гарт мана , а у Ницше шопенгауэровская “воля к жизни” преобразуется в столь же онтологичную “волю к власти”. На этом взлет волюнтаристической традиции резко обрывается: она имеет лишь косвенное продолжение в иррационалистичес-кой концепции “жизненного порыва” Бергсона. Для целого ряда важнейших филос. течений 20 в. “чистая” волевая проблематика не представляет самостоятельного интереса , — напр., для аналитической философии (где В. понимается как специфический предмет психологии): экзистенциализма , структурализма , постмодернизма . Столяров А.А. Свобода воли как проблема европейского морального сознания. М., 2000; Alexander A. Theory of the Will in the History of Philosophy. New Vbrk, 1898; Tegen K.E. Moderne Willenstheorie. Uppsala, 1924-1928. Bd 1-2; McVannel J.A. Hegels Doctrine of the Will. New York, 1948; Barteri-Morelli E. La volonta nella filosofia di A. Schopenhauer. Rieti, 195); Bourke V.J. Will in festern Thought. New York, 1964. A.A. Столяров

- любовь в аспекте утверждения себя внутри инобытия, открытия себя для другого.

- феномен саморегуляции субъект ом своих поведения и деятельности, обеспечивающий вектор ную ориентацию имманентных состояний сознания на объективированную экстериорную цель и концентрацию усилий на дистижении после дней. Будучи несводимым ни к предметной деятельности, ни ко внепрактическому сознанию, феномен В. является связующим звеном деятельностного акта , обеспечивающим единство субъектной его составляющей ( желающий и целепо-лагающий субъект ) и составляющей объективно-предметной (субъект целеполагающий и водящий), транслируя импульс потребности в импульс к действию. В акте В. субъект объективирует ( посредством осознания потребности), легитимирует (на основе осуществления выбора ) и санкционирует в качестве цели субъективное желание , конституирующееся в данном процесс е как объективно реализуемая цель деятельности, выступающая, с одной стороны, результат ом рефлексии над потребностью , с другой - прогностическим образ ом будущего продукт а деятельности. В сфере В. происходит синтез идущего от желания "я хочу" и выводящего на операциональные шаги "я должен", что является актуальным как в случае концентрации усилий на достижении цели, так и в ситуации отказа от нее ради альтернативных ценностей ( доминирование другой цели). Ядром волевого акта, таким образом, является о сознание ценностного содержания и личной значимости сформулированной цели, ее соответствия или не соответствия личностным ценностным шкалам. В реальном функционировании сознания В. обеспечивает определенный баланс побудительных и тормозных функций, стимулируя одни и блокируя другие действия в зависимости от артикулированной субъектом цели. В структуру волевого акта входят принятие решения, предполагающее осуществление выбора в контексте борьбы мотивов и содержательно совпадающее с формулировкой цели, и мобилизация усилий на его реализации (по формулировке Джеймса, воплощением волевого акта является созидательное усилие "fiat" - "да будет"). Феномен В. фундирован индивидуальным когнитивным тезаурусом субъекта, артикулирующим объективную по содержанию информацию в свете ее субъективного смысла , и тесно связан с феноменом установки, т.е. предрасположенности субъекта к тому или иному комплексу действий, обусловливающей скорость реагирования на предъявляемую ситуацию (Л. Ланге), формирующей психологическое состояние готовности, детерминирующее степень и направленность активности различных психических процессов (Н. Ах), конституирующую комплексную "модификацию субъекта" как основу его целесообразной избирательной активности (Узнадзе) или задающую субъективную ориентацию индивидов на те или иные социальные ценности ( социальная психология и социология после У. Томаса и Знанецкого). Психологические концепции В. дифференцируются на автогенетические, трактующие В. как автохтонный феномен (Вундт, И. Линдворски), и гетерогенетические, возводящие В. в качестве вторичного продукта к чувственной сфере (Г. Эббин-гауз и др.) или в сфере мышления ( Гербарт ). Аналогично в историко-философской традиции отчетливо проявляются две тенденции трактовки феномена В.: с одной стороны В. интерпретируется как продукт внешней детерминации, при рода которой понимается как физиологическая, психологическая, социальная или трансцендентная (в зависимости от общей направленности концепции); феномен В. в рамках данных философских теорий, как правило , не акцентируется и практически не выступает предметом специального философского рассмотрения. Второй вектор философской традиции связан в этом контексте с интерпретацией В. как финально автохтонного феномена, атрибутивной характеристикой которого выступает самодостаточная свобода (см. Свобода воли ) и который определяет сущность бытия и формирует его, что задает в истории философии такую самостоятельную традицию, как волюнтаризм . В концепциях постмодерна понятие В. используется для обозначения принципиально свободной и не ограниченной дискурсивными правилами субъективности, не конституируемой, однако , в качестве субъекта как такового и противостоящей традиционной интерпретации последнего ("номадические сингулярности " Делеза, например ). В качестве универсалии культуры В. аксиологи-чески акцентируется в ряде национальных традиций, будучи осмысленной в качестве апофеоза свободы (см. традиционная русская " воля вольная", как снятие любых пространственных и нормативных границ - в отличие от понятой как результат рационально обоснованных ограничений свободы, либо в качестве не совпадающего со свободой феномена). В данном случае В. трактуется как имманентное человеку состояние в отличие от свободы как результата сознательного преодоления несвободы в сознательном целеполагающем усилии: русск. "отпустить на В." в значении "вернуть к исходному, временно нарушенному внешним вмешательством состоянию". М.А. Можейко

- способность к выбору деятельности и внутренним усилиям, необходимым для ее осуществления. Специфический акт, не сводимый к сознанию и деятельности как таковой. Осуществляя волевое действие , человек противостоит власти непосредственно испытываемых потребностей, импульс ивных желаний: для волевого акта хар акте рно не переживание "я хочу", а переживание "надо", "я должен", о сознание ценностной характеристики цели действия. Волевое поведение включает принятие решения, часто сопровождающееся борьбой мотивов (акт выбора), и его реализацию.

- в противоположность влечению представляет собой духовный акт, благодаря которому подтверждается некоторая ценность , признанная таковой, или благодаря которому стремятся к ней (см. Связь стремлений ). Направлена воля может быть только на ( субъект ивно) ценное (желать зла может только "сатана"), поэ тому она зависит от индивидуальной субординации ценностей (см. Этика ). Волевой мотив , а следовательно, и ценность или положение вещей , обладающее ценностью, обнаруживаются в пределах некоторой ситуации. Каждый волевой мотив порождает контрмотив (см. Торможение ), от силы которого зависит, будет ли воля иметь своим следствием некоторое действие (см. Объективность ). Воля как духовный акт всегда является свободной волей, т.е. может выбирать среди многих мотивов даже такой мотив, который противоречит жизненным потребностям человека . Благодаря этом у человек представляет собой единственное существо, которое может добровольно действовать наперекор своим собственным интересам и даже уничтожать себя ( самоубийство ). Шопенгауэр создал метафизику всеобщей воли, проявляющейся в объективном плане как при рода , включая и человеческое тело , а в плане субъективном - как сознательная воля. Ницше , примыкая к Шопенгауэру, создал свое учение о воле к власти. Гегель считал идеальной конечной цель ю мира о сознание духом своей свободы (в воле), а значит, и действительность его свободы.

— сознательная целеустремленность человека на выполнение тех или иных действий. Идеализм рассматривает В. как независимое от внешних воздействий и обстоятельств и не связанное с объективной необходимостью свойство , а действия и поступки человека — как проявления идеалистически понимаемой “свободной” В. В действительности источником волевой деятельности человека является объективный мир, предметно-практическая деятельность человека, направленная на пре образ ование мира и основывающаяся на объективных законах природы. Отраженный через призму внутренних условий субъект а ( потребности , интересы , желания , знание и т. д.), объективный мир создает для него возможность ставить различные цели, принимать решения, поступать так или иначе. Свободна не В., к-рая выбирает, исходя лишь из желаний субъекта ( волюнтаризм . экзистенциализм ),, а В., к-рая выбирает правильно, в соответствии с объективной необходимостью. По словам Энгельса, свобода В. означает не что иное, как способность принимать решения со знанием дела. Наиболее ясно волевой хар акте р действия или поступка проявляется в тех случаях, когда человеку для достижения цели приходится преодолевать внешние или внутренние препятствия. Начальным звеном волевого действия являются постановка и о сознание цели, затем принятие решения действовать. выбор наиболее целесообразных способов осуществления действия. Решающим для характеристики данного действия как волевого является исполнение решения. Сила В., хотя в известной мере и детерминирована генетически, не дана человеку исключительно от природы. Умение и способность принимать правильные решения и выполнять их, доводить начатое дело до конца являются результат ом опыта , знаний, воспитания и самовоспитания. В философии Шопенгауэра и его после дователей В.— слепое, неразумное, бес цель ное первоначало мира, аналог кантовской “веши в себе”.

Значение слова Воля в других словарях:

Узнайте лексическое, прямое, переносное значение следующих слов:

  • Весталки - (от лат. vestales) жрицы богини Весты в ...
  • Веротерпимость - признание права на исповедание любой религии ( ...
  • Веригинцы - течение в духоборчестве (см. Духоборы), возглавлявшееся Петром ...
  • Вера - 1) то же, что вероучение, т. е. ...
  • Вели - (араб. близкий) человек близко стоящий к ...
  • Веды - (санскр., доел. священное знание ) древнейшие ...
  • Веданта - (санскр., букв. конец вед) наиболее распространенное ...
  • Верификация - (от лат. verificatio доказательство подтверждение ) ...
  • Верификация - (от лат. verus истинный и facio ...
  • Власть - специализированная форма деятельности (а также аспект многих ...
  • Восприятие - Суммарное, общее частное или единичное психическое схватывание, фактуальнохолистическое, ...
  • Бфср - см. Биофизический синергорефлекс . ...
  • Бфо - см. Биофизическое обследование. ...
  • Биорезонанс - взаимное реагирование друг на друга двух или ...
  • Янсенизм - — религиозно политическое течение, распространенное в Нидерландах и ...


МЕНЮ

Прикладные словари

Справочные словари

Толковые словари

Жаргонные словари

Гуманитарные словари

Технические словари