Что такое Этика? Значение слова Этика в философском словаре

1) Этика - (греч. ethika: от ethos - нрав, обычай , характер , образ мысли) - 1 ) на уровне самоопределения - теория морали, видящая свою цель в обосновании модели достойной жизни; 2) практически - на протяжении всей истории Э. - обоснование той или иной конкретной моральной системы, фундированное конкретной интерпретацией универсалий культуры, относящихся к субъектному ряду (см. Универсалии ): добро и зло , долг , честь , совесть , справедливость , смысл жизни и т.д. В силу этого в традиционной культуре Э. как теоретическая модель морали и Э. как моральное поучение дифференцировались далеко не всегда (от восточных кодексов духовной и телесной гигиены до Плутарха); для классической культуры характерна ситуация, когда этики-теоретики выступали одновременно и моралистами - создателями определенных этических систем (см. Сократ , Эпикур , Спиноза, Гельвеции, Гольбах, Дидро, Руссо, Кант, Гегель ); неклассическая культура конституирует постулат о том, что Э. одновременно выступает и теорией нравственного сознания, и самим нравственным сознанием в теоретической форме (см. Марксизм ). Фундаментальная презумпция практической морали (так называемое " золотое правило поведения ": поступай по отношению к другому так, как ты хотел бы. чтобы он поступал по отношению к тебе) в то же время выступает и предметом обоснования для самых различных этических систем - в диапазоне от конфуцианства и вплоть до категорического императива Канта, Э. ненасилия Л.Н.Толстого, этической программы Мартина Лютера Кинга и др. Согласно ретроспективе Шопенгауэра, "основное положение, относительно содержания которого согласны ... все моралисты , таково: neminem laede, immo omnes, quantum potes, juva /лат. "никому не вреди и даже, сколь можешь, помогай" - M.M./, - это, собственно, и есть ... собственный фундамент этики, который в течение целых тысячелетий разыскивают, как философский камень ". Термин " этос " исходно употреблялся (начиная с древнегреческой натурфилософии) для фиксации комплекса атрибутивных качеств: от "этоса праэлементов" у Эмпедокла до расширительного употребления термина "Э." в философской традиции : "Э." как название общефилософских произведений у Абеляра, Спинозы, Н.Гартмана. Вместе с тем (также начиная с античной философии) сфера предметной аппликации данного термина фокусируется на феномене человеческих качеств, в силу чего по своему содержанию Э. фактически совпадает с философской антропологией ( дифференциация философии на логику, физику и Э. у стоиков, впоследствии воспроизводящаяся в философской традиции вплоть до трансцендентализма ,- см. Стоицизм , Юм, Возрождение , Философия Возрождения , Просве-щение). На основе дифференциации добродетелей человека на "этические" как добродетели нрава и "дианоэтические" как добродетели разума Аристотель конституирует понятие "Э." как фиксирующее теоретическое осмысление проблемного поля, центрированного вопросом о том, какой "этос" выступает в качестве совершенного. Нормативный характер Э. эксплицитно постулируется кантовской рефлексией над теорией морали, - Э. конституируется в качестве учения о должном, обретая характер "практической философии" (см. Кант). Содержательная сторона эволюции Э. во многом определяется конкретными историческими конфигурациями, которые имели место применительно к оппозиции интернализма и экстернализма в видении морали (которым соответствуют зафиксированные Кантом трактовки Э. в качестве "автономной" и "гетерономной"). Если в контексте историцизма мораль рассматривалась как сфера автономии человеческого духа, то в рамках традиций социального реализма и теизма она выступала как детерминированная извне (в качестве внешних детерминант морали рассматривались - в зависимости от конкретного содержания этических систем - Абсолют как таковой; традиции национальной культуры (этноэтика); сложившиеся социальные отношения (от Э.Дюркгейма до неомарксизма ); корпоративный (классовый) интерес (классический марксизм); уровень интеллектуального и духовного развития, характерный для субъекта морали и социального организма в целом (практически вся философия Просвещения , исключая Руссо, и отчасти философия Возрождения); специфика доминирующих воспитательных стратегий (от Дидро до М.Мид) и пр. Однако в любом случае - в системе отсчета субъекта - Э. конституируется в концептуальном пространстве совмещения презумпций интернализма и экстернализма: с одной стороны, фиксируя наличие нормативной системы должного, с другой же - оставляя за индивидуальным субъектом прерогативу морального выбора . - В этом отношении свобода как таковая выступает в концептуальном пространстве Э. в качестве необходимого условия возможности моральной ответственности (в системах теистической Э. именно в предоставлении права выбора проявляется любовь Господа к человеку, ибо дает ему возможность свободы и ответной любви - см., например, у В.Н.Лосского). Содержание конкретных систем Э. во многом вторично по отношению к фундирующим его общефилософским презумпциям (которые при этом могут выступать для автора этической концепции в качестве имплицитных): эмотивная Э. как выражение презумпций позитивизма , Э. диалога как предметная экземплификация диалогической философии в целом, аналогичны эволюционная Э., аналитическая Э., Э. прагматизма , феноменологическая Э., Э. экзистенциализма и т.п. К центральным проблемам традиционной Э. относятся проблема соотношения блага и должного (решения которой варьируются в диапазоне от трактовки долга как служения благу - до понимания блага как соответствия должному); проблема соотношения мотивации нравственного поступка и его последствий (если консеквенциальная Э. полагает анализ мотивов исчерпывающим для оценки нравственного поступка, то альтернативная позиция сосредоточивает внимание на оценке его объективных последствий, возлагая ответственность за них на субъекта поступка); проблема целесообразности морали (решения которой варьируются от артикуляции нравственного поступка в качестве целерационального до признания его сугубо ценностно-рациональным) и т.п. В рамках неклассической традиции статус Э. как универсальной теории морали подвергается существенному сомнению даже в качестве возможности: согласно позиции Ницше, Э. как "науке о нравственности ...до настоящего времени недоставало, как это ни покажется ...странным, проблемы самой морали: отсутствовало даже всякое подозрение относительно того, что тут может быть нечто проблематичное. То, что философы называли " основанием морали..., было ... только ученой формой доброй веры в господствующую мораль, новым средством ее выражения". В этом контексте любое суждение морального характера оказывается сделанным изнутри определенной моральной системы, что обусловливает фактическую невозможность мета-уровня анализа феноменов нравственного порядка. В силу этого "само слово " наука о морали" в применении к тому, что им обозначается, оказывается слишком претенциозным и не согласным с хорошим вкусом, который всегда обыкновенно предпочитает слова более скромные" (Ницше). В качестве альтернативы традиционным претензиям на построение Э. как аксиологически нейтральной теоретической модели морали Ницше постулирует создание "генеалогии морали": " право гражданства" в этом контексте имеет лишь реконструкция процессуальности моральной истории, пытающаяся "охватить понятиями ... и привести к известным комбинациям огромную область тех нежных чувств ценности вещей и тех различий в этих ценностях, которые живут, растут, оставляют потомство и гибнут", - реконструкция, являющая собой "подготовительную ступень к учению о типах морали", но не претендующая при этом на статус универсальной теории, обладающей правом и самой возможностью якобы нейтральных аксиологически суждений. Таким образом, радикальный отказ неклассической философии от Э. в ее традиционном понимании фундирует собой идею "генеалогии морали", т.е. реконструкцию ее исторических трансформаций, вне возможности конституирования универсальной системы Э. на все времена (см. Ницше). (Позднее предложенный Ницше в этом контексте генеалогический метод выступит основой конституирования генеалогии как общей постмодернистской методологии анализа развивающихся систем - см. Генеалогия , Фуко .) Что же касается культуры постнеклассического типа, то она не только углубляет критику в адрес попыток построения универсально-нейтральной Э.: в семантико-аксиологическом пространстве постмодернизма Э. в традиционном ее понимании вообще не может быть конституирована как таковая. Тому имеется несколько причин: 1). В контексте радикального отказа постмодерна от ригористических по своей природе "метанарраций" (см. Закат метанарраций) культурное пространство конституирует себя как программно плюралистичное (см. Постмодернистская чувствительность ) и ацентричное (см. Ацентризм ), вне какой бы то ни было возможности определения аксиологических или иных приоритетов. Э. же не просто аксиологична по самой своей сути, но и доктринально-нормативна, в силу чего не может быть конституирована в условиях мозаичной организации культурного целого (см. Номадология ), предполагающего принципиально внеоценочную рядоположенность и практическую реализацию сосуществования различных (вплоть до альтернативных и взаимоисключающих) поведенческих стратегий. 2). Современная культура может быть охарактеризована как фундированная презумпцией идиографизма, предполагающей отказ от концептуальных систем, организованных по принципам жесткого дедуктивизма и номотетики: явление и (соответственно) факт обретают статус события (см. Событие , Событийность ), адекватная интерпретация которого предполагает его рассмотрение в качестве единично-уникального, что означает финальный отказ от любых универсальных презумпций и аксиологических шкал (см. Идиографизм). - В подобной системе отсчета Э., неизменно предполагающая подведение частного поступка под общее правило и его оценку, исходя из общезначимой нормы, не может конституировать свое содержание. 3). Необходимым основанием Э. как таковой является феномен субъекта (более того, этот субъект, как отмечает К.Венн, является носителем "двойной субъективности", ибо интегрирует в себе субъекта этического рассуждения и морального субъекта как предмета этой теории), - между тем визитной карточкой для современной культуры может служить фундаментальная презумпция "смерти субъекта", предполагающая отказ от феномена Я в любых его артикуляциях (см. " Смерть субъекта ", " Смерть Автора ", " Смерть Бога ", Я). 4). Э. по своей природе атрибутивно метафизична (см. Метафизика ): роковым вопросом для Э. стал вопрос о соотношении конкретно-исторического и общечеловеческого содержания морали, и несмотря на его очевидно проблемный статус (см. " Скандал в философии ") история Э. на всем своем протяжении демонстрирует настойчивые попытки конституирования системы общечеловеческих нравственных ценностей. Между тем современная культура эксплицитно осмысливает себя как фундированную парадигмой "постметафизического мышления", в пространстве которого осуществляется последовательный и радикальный отказ от таких презумпций классической метафизики, как презумпция логоцентризма (см. Логоцентризм, Логотомия , Логомахия ), презумпция имманентности смысла (см. Метафизика отсутствия ) и т.п. (см. Постметафизическое мышление ). 5). Все уровни системной организации Э. как теоретической дисциплины фундированы принципом бинаризма : парные категории (добро/зло, должное/ сущее , добродетель / порок и т.д.), альтернативные моральные принципы ( аскетизм / гедонизм , эгоизм / коллективизм , альтруизм / утилитаризм и т.д.), противоположные оценки и т.п. - вплоть до необходимой для конституирования Э. презумпции возможности бинарной оппозиции добра и зла, между тем культурная ситуация постмодерна характеризуется программным отказом от самой идеи бинарных оппозиций (см. Бинаризм), в силу чего в ментальном пространстве постмодерна в принципе "немыслимы дуализм или дихотомия , даже в примитивной форме добра и зла" (Делез и Гваттари). 6). Современная культура осуществляет рефлексивно осмысленный поворот к нелинейному видению реальности (см. Неодетерминизм ). В этом контексте Фуко, например, решительно негативно оценивает историков морали, выстраивавших "линейные генезисы ". Так, в концепции исторического времени Делеза (см. Делез, Событийность, Эон) вводится понятие "не-совозможных" миров, каждый из которых, вместе с тем, в равной мере может быть возведен к определенному состоянию, являющемуся - в системе отсчета как того, так и другого мира - его генетическим истоком. "Не-совозможные миры, несмотря на их не-совозможность, все же имеют нечто общее - нечто объективно общее, - что представляет собой двусмысленный знак генетического элемента , в отношении которого несколько миров являются решениями одной и той же проблемы" (Делез). Поворот вектора эволюции в сторону оформления того или иного "мира" объективно случаен, и в этом отношении предшествовавшие настоящему моменту (и определившие его событийную специфику) бифуркации снимают с индивида ответственность за совершенные в этот момент поступки (по Делезу, "нет больше Адама -грешника, а есть мир, где Адам согрешил"), но налагают на него ответственность за определяемое его поступками здесь и сейчас будущее . Эти выводы постмодернизма практически изоморфны формулируемым синергетикой выводами о "новых отношениях между человеком и природой и между человеком и человеком" (Пригожин, И.Стенгерс), когда человек вновь оказывается в центре мироздания и наделяется новой мерой ответственности за последнее. В целом, таким образом, Э. в современных условиях может быть конституирована лишь при условии отказа от традиционно базовых своих характеристик: так, если Й.Флетчер в качестве атрибутивного параметра этического мышления фиксирует его актуализацию в повелительном наклонении (в отличие, например, от науки, чей стиль мышления актуализирует себя в наклонении изъявительном), то, согласно позиции Д.Мак-Кенса, в сложившейся ситуации, напротив, "ей не следует быть внеконтекстуальной, предписывающей ... этикой, распространяющей вполне готовую всеобщую Истину". Если Э. интерпретирует регуляцию человеческого поведения как должную быть организованной по сугубо дедуктивному принципу, то современная философия ориентируется на радикально альтернативные стратегии: постмодернизм предлагает модель самоорганизации человеческой субъективности как автохтонного процесса - вне навязываемых ей извне регламентации и ограничений со стороны тех или иных моральных кодексов, - " речь идет об образовании себя через разного рода техники жизни, а не о подавлении при помощи запрета и закона " (Фуко). По оценке Кристевой, в настоящее время "в этике неожиданно возникает вопрос, какие коды ( нравы , социальные соглашения) должны быть разрушены, чтобы, пусть на время и с ясным осознанием того, что сюда привлекается, дать простор свободной игре отрицательности". С точки зрения Фуко, дедуктивно выстроенный канон , чья реализация осуществляется посредством механизма запрета, вообще не является и не может являться формообразующим по отношению к морали. Оценивая тезис о том, что "мораль целиком заключается в запретах", в качестве ошибочного, Фуко ставит "проблему этики как формы, которую следует придать своему поведению и своей жизни" (см. Хюбрис ). Соответственно постмодернизм артикулирует моральное поведение не в качестве соответствующего заданной извне норме, но в качестве продукта особой, имманентной личности и строго индивидуальной "стилизации поведения"; более того, сам "принцип стилизации поведения" не является универсально необходимым, жестко ригористичным и требуемым от всех, но имеет смысл и актуальность лишь для тех, "кто хочет придать своему существованию возможно более прекрасную и завершенную форму" (Фуко). Аналогично Э.Джердайн делает акцент не на выполнении общего предписания, а на сугубо ситуативном "человеческом управлении собою" посредством абсолютно неуниверсальных механизмов. В плоскости идиографизма решается вопрос о взаимной адаптации со-участников коммуникации в трансцендентально-герменевтической концепции языка Апеля. В том же ключе артикулируют проблему отношения к Другому поздние версии постмодернизма (см. After-postmodernism ). Конкретные практики поведения мыслятся в постмодернизме как продукт особого ("герменевтического") индивидуального опыта , направленного на осознание и организацию себя в качестве субъекта - своего рода "практики существования", "эстетики существования" или "техники себя", не подчиненные ни ригористическому канону, ни какому бы то ни было общему правилу, но каждый раз выстраиваемые субъектом заново - своего рода "практикование себя, целью которого является конституирование себя в качестве творца своей собственной жизни" (Фуко). Подобные "самотехники" принципиально идиографичны, ибо не имеют, по оценке Фуко, ничего общего с дедуктивным подчинением наличному ценностно-нормативному канону как эксплицитной системе предписаний и, в первую очередь, запретов: "владение собой ... принимает ... различные формы, и нет ... одной какой-то области, которая объединила бы их". Д.Мак-Кенс постулирует в этом контексте возможность Э. лишь в смысле "открытой" или "множественной", если понимать под "множественностью", в соответствии со сформулированной Р.Бартом презумпцией, не простой количественный плюрализм , но принципиальный отказ от возможности конституирования канона,т.е. "множественность", которая, согласно Кристевой, реализуется как "взрыв".

2) Этика - (полное название: " Этика , показываемая геометрическими средствами") - трактат Спинозы (1677). Книга "Э." написана по строгой системе и состоит из определений, аксиом, постулатов, теорем и их доказательств, схолий (пояснений), короллариев (выводов), снабженных "предисловиями". Спиноза использует в "Э." логическую терминологию (" модус ", " субстанция ", " атрибут " и др.), осуществляя этот прием для достижения большей стройности изложения. По мысли Спинозы, всеобъемлющая концептуальная система должна быть фундирована онтологией и призвана постичь бытие Природы в ее беспредельном и двойном единстве: порядок и последовательность вещей, согласно базовой идеи "Э.", аналогичны порядку и последовательности понятий. Цель "Э." - помочь людям дать верное направление собственному существованию, определяемому желаниями и стремлениями к радости. Первая часть "Э." посвящена размышлениям о Боге - основе и отправной точке философского познания. Идея Бога , согласно Спинозе, есть первая и самая совершенная из идей: выражение "Бог или Природа " означало у Спинозы постулирование монизма субстанции. Исходя из этого и придерживаясь законов логики, по мысли Спинозы, можно вывести знание обо всей сущей природе. Философское же исследование этики представляет собой логическую прогрессию, входящую составной частью в учение о природе. Природа - это Все сущее , она не имеет ни начала , ни конца, а присущие ей самодостаточность и совершенство позволяют метафорически отождествить ее с традиционным понятием Бога. Бог у Спинозы - не личность , его нельзя сравнивать с конечными существами. Это Бытие, или, другими словами, Все сущее в Бытии. Атрибутов субстанции существует бесконечное множество. Этика как особая дисциплина посвящена исследованию только тех атрибутов, которые имеют отношение к человеку . Единственные познаваемые атрибуты - мышление и протяжение - составляют бытие человека. Сущность Бога же есть само его существование . Бытие не может служить основой моральных ценностей и иметь конечную цель. Это бытие есть природа в своих бесконечности, необходимости и многообразии проявлений. С точки зрения Спинозы, философская традиция и обыденное сознание еще не дошли до адекватного постижения Бытия, поскольку им мешает предрассудок о существовании конечной цели, возникший в результате воображаемого, проективного и антропоморфного представления о знании, направляемом чисто эмпирическими желаниями. Знание Бытия есть, в конечном счете, совершенное знание о совершенной сущности, т.е. адекватное знание о совершенстве мира. Во второй части "Э." "О природе и происхождении духа" Спинозой анализируются достоверные свойства познания. Первый его род - чувственное познание , воображение . Второй род познания - понимание , достигаемое с помощью абстрактного разума . (Познание третьего рода исследуется в пятой части "Э.": имелась в виду "интуитивная созерцательная наука ", которая позволяет познать и полюбить Бога.) Познание второго рода позволяет попытаться понять человеческий дух. Существование человека является частью Всего сущего в Природе. Личность человека не субстанциальна и не дуалистична, она представляет собой временное единство души и тела, при котором не происходит их внутреннего взаимодействия. Душа есть идея , т.е. сознание тела. Теория познания , согласно Спинозе, вторична по отношению к теории тела, поскольку человек существует в природе. Человек - это, в первую очередь, обладающее сознанием тело , и лишь потом - познающий субъект . Теория познания у Спинозы - это теория о трех родах познания. Это теория об истине, понимаемой как адекватное знание (второго, а затем и третьего уровня). Адекватное знание этих двух родов не является полным: оно рефлексивно на втором уровне, а на третьем дается интуитивно, являясь своим собственным критерием. В третьей части "Э." "О происхождении и природе аффектов" Спиноза анализирует личность человека, которая фундировна Желанием . Именно этим определяется человеческая сущность, состоящая в том, чтобы упорствовать в своем бытии. Желание представляет собой усилие, нацеленное на поддержание существования индивида . Аффекты ( чувства ) возникают при увеличении или уменьшении этого основополагающего Желания. Когда желание существовать реализуется в большей степени, человек испытывает радость . И наоборот, когда человек узнает об уменьшении своей способности к существованию, им овладевает печаль. Основополагающее и фундаментальное Желание, Радость и Печаль являются, таким образом, тремя врожденными чувствами, которые всегда проявляются как формы Любви и Ненависти. Четвертый раздел "Э." озаглавлен "О человеческой зависимости, или о силе аффектов". По мнению Спинозы, человеческая душа от природы обладает способностью перейти от простого осознания к рефлексивному и истинному знанию самой себя. Автор начинает с определений пассивности и зависимости, а затем - свободы. (Отвергая декартовскую свободу воли, Спиноза в то же время отстаивает идею достижимости для людей истинной свободы.) После этого Спиноза дает определение добродетели. В его трактовке это - понятие не морали, а того, что он называет этикой и философией, т.е. утверждения радости бытия и существования. Добродетель предполагает, следовательно, знание и размышление , которые позволяют человеку перейти от пассивности и зависимости к действию и свободе. Добродетель не может существовать без знания, поскольку именно знание позволяет личности с уверенностью направить свою энергию на то, что позволяет ему существовать далее. Энергия исходит от Желания, но направление Желания идет от Разума. Пятый раздел "Э." именуется "О могуществе разума, или о человеческой свободе". Спиноза начинает с констатации того, что блаженство , или счастье , - это больше чем просто радость: это высшая стадия удовлетворения самим собой и увеличения способности к существованию. В данном разделе детально описывается процесс , ведущий человека от рефлексивной деятельности по освобождению (переход от чувственного к адекватному знанию) к радости, которую доставляет полная самореализация. Человек таким образом полностью овладевает самим собой в своих отношениях с Бытием. Каждый человек обязан стать свободным, мудрым и радостным и иметь мужество проделать этот путь к совершенству: это - своего рода познание самого себя и собственных усилий упорствовать в своем бытии и познании Всего сущего. В конце этого пути - свобода , избавленная от эмпирических колебаний и реализующаяся в слиянии с человечеством и миром в единое целое. Спиноза отказался от построения своей морали на основе теологии. Он не согласен с мыслью , что в основе морали должен лежать страх перед наказанием - внешним или внутренним. По мнению философа , представление о Боге как о некоем судье, монархе или отце является ложным, поскольку предполагает у Бога человеческий образ . Спиноза стремился создать систему, способную обосновать амбиции неограниченного рационализма . По мнению ряда критиков, ни одна философская система, как правило , не может предложить путь постижения истины, не отведя какое-то место непознаваемому и таинственному. Спиноза же исключил из своей системы и то, и другое, пытаясь научить людей мыслить, как мыслит Бог. Хайдеггер, переосмысливший четырьмя столетиями позже современную ему метафизику как целое, тем не менее, признавал, что система Спинозы является одной из самых великих философских систем в истории.

3) Этика - (от греч. ethos - нравственный характер ) - область философских исследований, где определяют, что является добром в его отличии от зла, какие поступки человека нравственно оправданы и каковы исходные принципы , позволяющие сформулировать критерии этических оценок. Этика настаивает на объективном характере своих принципов и норм, на недостаточности просто "жить как все" или же "быть в согласии с самим собой" в нравственных вопросах и руководствоваться только личным вкусом, разумением и интуицией. Представители атеистической философии утверждают, что этика должна быть безрелигиозной и в этом ее высшее достоинство - формировать волю к добру без обещаний награды за доброту поступков и действий в земной жизни и за ее пределами. В религиозной философии принимается, что содержание этики - не автономно, а задается свыше и что мотив награды в вечности не является средством для поддержания корыстного интереса человека - он нужен для того, чтобы нравственная жизнь осуществилась во всей своей полноте. Неавтономность религиозной этики связана еще и со следующим: 1) личностное достоинство человека вытекает из христианской веры в то, что человек создан по образу и подобию Божию; 2) свобода воли и разумность человека, без которых нет этики, тоже раскрываются и обосновываются в религиозной антропологии; 3) осуществление подлинной нравственной жизни предполагает содействие благодати в силу слабости человеческой природы.

4) Этика - - философская наука , изучающая мораль . Иногда слово этика является синонимом понятий мораль и нравственность . В древности этику понимали как "практическую философию". Этические нормы, как правило , лежат в основе правовых и определяют поведение больших масс людей - народа .

5) Этика - (греч.- обычай ): философская наука , изучающая мораль ( нравственность ). Термин « этика » был введен Аристотелем, впервые выделившим этику в особую дисциплину. Однако этические проблемы рассматривались задолго до Аристотеля в древнегреческой философии и в религиозно-философских учениях Древнего Востока. Этика изучает происхождение моральных категорий, норм, принципов, законов; роль морали в обществе и в жизни человека ; различные конкретно-исторические системы моральных (нравственных) ценностей и их связь с обшечеловеческими ценностями. Как система учений о морали и нравственности, вытекающих из потребности человека, этика отвечает на вопросы : что я должен делать? На что я могу надеяться? (И. Кант). Для нравственного решения этих вопросов следует определить, что является высшей моральной ценностью (Бог, человек, природа , Космос , свобода -несвобода, добро -зло, жизнь - смерть , счастье и др.), какова иерархия этих ценностей в сознании человека.

6) Этика - (от греч. ethos - нрав, обычай ) - философская дисциплина , объектом изучения которой является мораль и различные системы ее обоснования, основания этих систем и логическая структура понятий, описывающих моральные феномены и ситуации.

7) Этика - (греч. ethos - нрав, обычай , привычка ) - проблемная сфера философии (философская дисциплина ), объектом изучения которой является мораль, нравственность . Содержательные и формальные особенности Э. заданы тремя константами: сущностью морали как объекта исследования; способами ее теоретического осмысления и описания в социокультурном контексте , основными парадигмами философствования (восточной, западной, русской). Для современной Э. характерен активный процесс взаимообогащения в русле диалога культур рубежа второго тысячелетия, однако, неизменной остается главная тема - рассуждения о природе морали, - и основной вопрос : что я должен делать? Э. формируется в восточной духовной культуре к первой половине первого тысячелетия до н.э., в западной философии - в 4 веке до н.э., становится частью "русской идеи " в 19 в. Древневосточный комплекс этических воззрений, сохраняющий свои основные аксиомы и в современной концептуальной модели нравственности, отличается космологизмом, интенцией на гармонию человека и мира, метафоричностью и мифопоэтич-ностью, поисками путей нравственного совершенствования. Основополагающее этическое знание представлено в древнеиндийских памятниках литературы "Ведах" (в особенности, в "Ригведе", знании гимнов) и " Упанишадах " (комментариях к "Ведам"). Тезис о единстве Брахмана как мировой души, абсолютного духовного начала , и Атмана как самосознания этого Абсолюта предписывает человеку освобождение от страстей и самосовершенствование, самопознание как путь к высшей реальности. В послеведический период моральные представления сконцентрированы прежде всего в буддизме . В основе Э. буддизма - теория о двух родах бытия: сансаре как бытии проявленном, колесе перевоплощений в жизни как страдании, и нирване - вечном успокоении, искомом конечном состоянии, в котором индивидуальность растворяется. В древнекитайской философии этические идеи представлены наиболее полновесно в даосизме и конфуцианстве. Основатель даосизма Лао-цзы рассуждал о Дао ("пути") как всеобщем законе природы, побуждающем человека к уходу от суеты и страстей, к достижению простоты, чистоты помыслов, к смирению и состраданию путем не-деяния, не насилия над миром. Конфуций учил о пяти добродетелях: гуманности (милосердии), долге -справедливости, послушании, почтительности, мудрости. Подобное понимание Э. как практической "философии" является исходным и в европейской теории морали, что демонстрирует общегуманитарные ценности каждой уникальной человеческой жизни при сохранении своеобразия породившей их культуры. В западной философии способы этической концептуализации нравственного опыта были предложены Сократом и основоположены Аристотелем, родоначальником Э. как таковой и автором термина "Э." в трактатах "Никомахова Э.", "Большая Э.", "Эвдемова Э.". Этические прозрения Сократа определяют суть морального теоретизирования в западной парадигме философствования. Это рациональность как способ осмысления человеком мира и формирования смысложизненных программ, основа активного отношения к действительности, рассуждения о приоритетной роли нравственности в духовной культуре, абсолютизация индивидуального самопознания, поиска и обретения человеком моральных ценностей. Сократ основал эвдемонизм в Э. как принцип исследования, согласно которому достижение счастья является высшим благом . Аристотель развивает эту традицию в учении о добродетелях и полагает, что они делятся на этические ( мудрость , мужество , умеренность , справедливость ) и дианоэтические. Если первые представляют собой "золотую середину" между двумя пороками, то вторые - нахождение истины ради нее самой и установление нормы поведения. Исследуя природу морали, Аристотель показывает ее социальный смысл через взаимосвязь с политикой, учением о государстве, в котором реализуется высшая добродетель - справедливость, и учением об общественном благе, подчеркивает практическое значение Э., состоящее в воспитании добродетельного гражданина . Впоследствии античная Э. обнаруживает источник морали в человеческой субъективности и независимости от общества, прежде всего в стремлении к удовольствиям ( гедонизм Эпикура ), в подчинении природе, року, судьбе (римские стоики ). Этические воззрения средневековья предопределены идеей Бога как морального абсолюта, источника нравственности и высшей духовности. В новоевропейское время происходит радикальный поворот этической рефлексии, связанный с исчерпанием способов эмпирического описания морали и переходом к философскому анализу нравственности на языке самоописания Э. Эту тенденцию закладывает Кант, этические идеи которого оказали принципиальное воздействие на всю последующую западную моральную рефлексию. Кант исходит из тезиса об автономии, "чистоте" морали, незаинтересованности нравственного суждения, его независимости от пользы и выгоды. Тезис о самодостаточности морали означает понимание Э. как науки о должном, о трансцендентальных идеях практического разума . Основным законом нравственности, по Канту, является категорический императив , всеобщий обязательный принцип жизни человека: "... поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом". Моральность зиждется на долженствовании, свободе и добровольности поступка, альтруизме . Легальность же определена гипотетическим императивом и действиями по чувственной склонности и эгоизму . Кант исследует антиномию должного и сущего, несовпадение идеала и действительности, постулирует свободу воли, бытие Бога и бессмертие души как последнее чаяние на осуществление нравственного закона в потустороннем мире. Социальную роль морали анализирует Гегель с позиций философии духа. Он синтезирует представления об индивидуальной (моральной) и общественной (нравственной) природе человека, включая в триаду объективного духа абстрактное право , мораль и нравственность . Они основаны, соответственно, на трех стадиях развития свободной воли - природной воле, произволе и разумной воле. В учении о морали как сфере личностных убеждений Гегель изучает умысел и вину, намерение и благо, добро и совесть . В учении о нравственности как общественной природе человека анализирует семью, гражданское общество и государство . Если в философии морали Канта и Гегеля исследуется сфера духовного, то марксистская Э. стремилась открыть социальное, историческое бытие как источник нравственности, определяющий ее основание . В современной западной философии переосмыслен источник основания морали в связи с попытками создания "новой Э." как объяснительной матрицы стратегии идеологического либерализма . Наиболее показательны позитивистские этические школы (мета- этика , школа лингвистического анализа), нормативные этические теории ( утилитаризм , прагматизм , различные "технологии поведения"), антропологизированная Э. (религиозная, эволюционная, экзистенциалистская, Э. психоанализа и Э. ненасилия) и этическая глобалистика (экологическая Э., биоэтика , Э. "благоговения перед жизнью ", "живая" Э.). В метаэтике Мура показана "натуралистическая ошибка" прежней гетерономной морали, зависимой от внешнего начала, и предложена методология анализа языка морали как средства решения нравственных проблем. Утилитаризм в современной западной Э. как явление разноплановое, традиционно основан на принципе полезности, модифицированном в целевые идеи качества жизни, успеха в ней, возможности удовлетворения желаний, социальной благотворительности (Поппер и Дж. Гриффин). Этический прагматизм базирован на ценности рационального компромиссного действия как достижения цели любыми средствами (Дьюи). В "технологии поведения" развита ролевая теория манипулирования средой и человеком, основанная скорее на инстинкте самосохранения, чем на моральных принципах (Скиннер). В эволюционной Э. исследуется природа морали как альтруистическая (М. Рьюз) и основанная на любви (К.С. Льюис). Экзистенциалистская Э. абсурда обнажает "проклятые" вопросы бытия (Сартр и Камю). Э. психоанализа выводит нравственный мир человека либо из основных инстинктов, самосохранения и полового (Фрейд), либо из первичной любви к жизни и вторичной любви к смерти (Фромм). Э. ненасилия базирована на ценностях толерантности, справедливости, любви. Экологическая Э. включает в систему нравственных ценностей мир природы и все виды жизни. Биоэтика представляет собой междисциплинарное знание о нравственных проблемах телесного, психического и духовного бытия, о жизни и смерти с точки зрения биологии, медицины, экологии и других наук. Э. "благоговения перед жизнью" Швейцера объявлена основой этического обновления человечества, поскольку связана с культурными, гуманистическими, но не цивилизационными ценностями, со смирением , миро- и жизнеутверждением. "Живая" Э. Н.К. Рериха соединяет языческий пантеон Древней Руси и " Веды " Индии, выявляет глубинную связь человека с космосом, учит об очищении души и "этическом упражнении", о "господстве духа и сердца". В восточнославянской (русской) парадигме морального теоретизирования наиболее значимы этические открытия рубежа 19-20 вв., представленные в философии "всеединства" и экзистенциальной философии мистические, иррациональные, парадоксальные суждения B.C. Соловьева, Бердяева, Шестова и других мыслителей. Э. в понимании Соловьева является главной частью теософии - "цельного знания" об абсолютном начале. Основанная на православии и оформленная Русской идеей, теория морали начала 20 в. содержит смысложизненную проблематику, темы свободы и творчества личности, мессианские пророчества и апокалипсичность мировидения. Логика исторического развития основных этических идей показывает последовательные и обоснованные попытки исследования сущности морали как уникального духовно-практического феномена предельной степени сложности. Интегральные характеристики морали связаны с идеями абсолютной ценности жизни, самоценности индивидуальности, свободой выбора приоритетов в социодинамике культуры, долженствования, альтруизма, любви, самоидентификации, драматического поиска и обретения смысла жизни. В зависимости от понимания сущности морали, способов ее истолкования и описания различают автономную и гетерономную мораль и Э., альтруистическую и эгоистическую, аскетическую и гедонистическую, ригористическую и эвдемонистскую, религиозную и светскую. Источник, основание морали философы усматривали либо в природе человека, его естественных потребностях, таких, как стремление к счастью (эвдемонизм), удовольствию (гедонизм), пользе (утилитаризм), выгоде (прагматизм), либо в безусловном внешнем начале: космосе , "законах природы", "вечных идеях", Боге, априорном моральном законе, абсолютной идее; либо в интуитивном проникновении в сущее . Философию морали отличают метафизичность, высокая степень относительности исходных категорий, их нормативно-оценочный характер , парадоксальность формально-логического описания понятий морали, антиномичность, поливариантность ответов на "вечные вопросы" о смысле жизни и смерти, добре и зле, свободе и ответственности, справедливости и т.д. В истории Э. обнаруживают себя этически ориентированные эпохи и философские школы . Проблемы теории морали представлены в творчестве едва ли не каждого выдающегося мыслителя. Нравственные воззрения отображены в различных стилях исследования: дескриптивном и проблемном, морализаторском и метафизическом, эмпирическом и теоретическом, эссеистском и модельном, художественном и научном, исповедальном и программном. В философском знании Э. выполняет роль смыслообразующего принципа, а аксиология морали возвышается до уровня общечеловеческих ценностей, обогащая понимание истины, красоты, веры. И, подобно тому как мораль имеет всепроникающий характер, различают этические аспекты всех наук в современном интегральном знании. Э. кануна второго тысячелетия хранит абсолютное содержание традиционного понимания морали, и, вместе с тем, открывает новые гуманистические горизонты . Н.Г. Севостьянова

8) Этика - (греч. ethika, от ethos - обычай ) - философская наука , объектом изучения к-рой является мораль . Э. - одна из древн. теоретических дисциплин, возникшая как часть философии в период становления рабовладельческого об-ва. Для обозначения учения о нравственности термин «Э.» был введен Аристотелем. Как философская наука, отличная от обыденного морального сознания, стихийно формирующегося в процессе . социальной практики людей, Э, возникает в результате отделения духовно-теоретической деятельности от материально-практической, т. е. с зарождением классового об-ва. Но Э. теоретически призвана была решать те же самые практические нравственные проблемы, к-рые возникали перед человеком в жизни (как должно поступать, что следует считать добром и что злом и т. д.). Поэтому уже начиная с древности Э. было принято считать «практической философией» в отличие от «чисто теоретического» знания о йире. Это разделение «практического» и «теоретического» знания сохраняется до сих пор в буржуазной Э., но отвергается марксизмом. Всякое теоретическое знание имеет в конечном счете практическое значение , не только вооружает человека методами и средствами преобразования мира, не и содержит мировоззренческую сторону, так или иначе обосновывает цели практической деятельности. Это относится не только к Э., но к философии в целом и всем др. гуманитарным наукам. Специфика Э. в данном во просе состоит в том, что указанные цели формулируются здесь в форме идей о должном, о добре и зле, в виде идеалов, моральных принципов и норм поведения, в учении о назначении человека и смысле его жизни. Постепенно в Э. начали различать два рода проблем: вопросы о том, как должен поступать человек ( нормативная этика ), и собственно теоретические вопросы о происхождении и сущности морали. В общем это разграничение было исторически оправданно. Однако в совр. буржуазной этике его доводят до полного разделения теоретической и практической задач этической науки , до противопоставления друг другу метаэтики и нормативной этики, истины и нравственности, морали и науки. Получается, что Э., если она притязает на научность, должна отказаться от задачи формулировать нравственные принципы либо, если она остается «практической философией», должна отказаться от принципов научного мышления ( Формализм , Иррационализм ). Такая постановка вопроса свидетельствует о глубоком кризисе совр. буржуазной Э. и делает ее в принципе неспособной научно решать проблемы морали. Лишь марксистско-ленинская этическая наука правильно решает вопрос об отношении Э. к ее предмету - морали. Она исходит из того, что нравственные принципы не устанавливаются философами, а вырабатываются в процессе социальной практики людей. В них отражается громадный жизненный опыт мн. поколений. Э. обобщает и систематизирует эти принципы, теоретически осмысляет их содержание , Но она не должна ограничиваться только этим. Во всей предшествующей истории человечества моральные представления людей формировались стихийно и выступали перед ними как неизвестно кем сформулированные законы , происхождение к-рых теоретики пытались объяснить лишь задним числом (приписывали их авторство богу или выводили из естественной «природы человека»), С возникновением научной теории развития об-ва, раскрывающей, в частности, и законы развития морали, Э. стала способной научно обосновывать .нравственные принципы, доказывать разумность одних и подвергать рациональной критике др. Она получила возможность помогать людям сознательно и целенаправленно вырабатывать те моральные представления, к-рые отвечают их историческим потребностям. Практическое решение этой задачи марксистско-ленинской Э. становится настоятельной необходимостью ; в эпоху строительства коммунизма . В марксистско-ленинской Э. можно выделить несколько осн. областей исследования. Основу ее предмета составляет учение о природе морали как особого социального явления и форме общественного сознания, о роли морали в жизни об-ва, о законах развития нравственных представлений, отражающих материальные условия жизни людей, о классовом характере морали. Наряду с этими общими принципами, к-рые формулируются историческим материализмом, Э. имеет дело с более специальными вопросами. Прежде всего она анализирует социальный механизм морали и. ее сторон-природу нравственной деятельности моральных отношений и морального сознания. Осн. элементы моральных отношений, сознания и деятельности обобщаются и отражаются в категориях этики. Особую область составляет изучение структуры морального сознания и его различных форм ( Логика морального языка ). В тесной связи с перечисленными проблемами рассматриваются вопросы природы моральных ценностей ( Аксиология ). Э. занимается также конкретно-социологическим исследованием морали в различных типах об-ва ( Дескриптивная этика ). Лишь на основе решения всех этих теоретических задач возможно подлинно научное обоснование принципов коммунистической нравственности, к-рой является осн. задачей марксистской нормативной Э. В задачи марксистско-ленинской Э. входит также изучение истории этической мысли прошлого и критика совр. буржуазных этических учений. Исследование историй Э. позволяет критически освоить богатое идейное наследство прошлых веков. Демарксистская Э. в целом оставалась на позициях исторического идеализма ; обычно выводила моральные принципы из к.-л. вне-общественного начала . Однако в ее развитии постоянно происходила борьба между откровенно идеалистическими теориями, усматривающими основу нравственности в повелениях бога/в абсолютной идее или человеческом сознании, и материалистической тенденцией, в к-рой мораль сводилась к земной основе, К практическим интересам и потребностям людей. Каждая новая общественно-экономическая формация порождала новые теории. Как и во всех др. формах идеологий, в области Э, непрестанно происходила борьба между прогрессивными и реакционными идеями. В теоретическом плане постоянно сталкивались между собой различные типы этических теорий, к-рые давали диаметрально противоположные решения стоящих перед Э, проблем. Эти противоположности обычно представляли собой крайние, в равной мере ложные т. зр. ( Конкретное содержание теорий домарксистской и совр. буржуазной Э., а также их осн. типы рассматриваются » соответствующих статьях словаря.)

9) Этика - (от греч. ethika, от ethosобычай, нравственный характер ) - учение о нравственности, морали. Термин впервые употреблен Аристотелем как обозначение особой области исследования - "практической" философии, ибо она пытается ответить на вопрос : что мы должны делать? Этика учит оценивать всякую ситуацию, чтобы сделать возможными этические (нравственно) правильные поступки. Она воспитывает в человеке призвание завершать мир путем надстраивания к царству существующего царства того, что должно быть. Этика исследует, что в жизни и в мире обладает ценностью (см. Ценность), ибо этическое поведение состоит в осуществлении этических ценностей. Эти ценности нужно искать как во всех ситуациях, так и в личности. Этика способствует пробуждению оценивающего сознания. В жизни, которую вынужден вести современный человек, этическое рассмотрение и убеждение с трудом находит себе место . Современный человек отуплен и постоянно спешит. Этическому человеку, напротив, доступно понимание ценности, он - мудрец (лат. sapiens - имеющий вкус), с тонким вкусом, нежным органом для восприятия ценности жизни. Недифференцированное оценивающее сознание оказывается для каждого человека функцией его воли, т. к. воля может быть действенной, только будучи направленной на ценность. Этические ценности, значение которых раскрывается благодаря воспитанию или этическому чувству, сами собой располагаются в иерархическую лестницу, своего рода "пирамиду" ценностей, базис которой образуют бессознательно осуществляемые жизненные ценности (воля к жизни, потребность в пище, половая потребность и т.д.), на вершине которой располагается высшая мыслимая ценность. Этические ценности - это ценности убеждения и поведения. Деятельность , вытекающая из этически ценного убеждения (намерения), может иметь и гибельные последствия и вызвать гибельные реакции. Всякая этическая ценность, познанная как таковая, направляет этическую энергию человека на себя и требует от человека своего осуществления (см. Побуждающая способность ). Имеет место не переоценка ценностей, а лишь их смена в оценивающем сознании: "узость" оценивающего сознания (см. Ограниченность сознания) обусловливает то, что каждый раз может рассматриваться лишь ограниченное число ценностей, ограниченная область царства ценностей. Требования человеческого существования приводят к тому, что в оценивающем сознании постоянно появляются новые ценности, а другие выпадают из него. То, что сто лет назад было высоконравственным, сегодня может быть безнравственным. У каждого человека есть собственная " пирамида " ценностей. "Пирамида" ценностей, основой которых является принадлежность к какому-нибудь народу (как, напр., общность языка и мышления), имеет общую осн. сущность , содержащую ценности, осуществление которых требуется от каждого и для каждого предполагается. Группа ценностей, объединенных в этой осн. сущности, создает нравы , господствующую мораль . Осуществление ценностей состоит в том, чтобы следовать требованию, исходящему от ценности, и подчинять этому требованию повседневную жизнь ; напр., честность не только признавать как добродетель , но последовательно поступать в соответствии с этой нравственной ценностью. В ситуациях повседневной жизни человек обычно может выбирать между многими ценностями (см. Ситуация). Этика предполагает, что человек имеет возможность выбора , т.е. свободу. Согласно этике, человек поступает этически правильно в том случае, если он осуществляет ту ценность, которая для своего осуществления требует наибольшей нравственной силы (напр., самоотверженность). Требуемая сила свидетельствует о том, что данная ценность (для данного индивида ) приобретает большее значение, чем др. ценности, из которых он может выбирать. Осуществление ценностей, признаваемых в зависимости от обстоятельств наиболее высокими, является добром ; осуществление какой-либо более низко стоящей ценности - злом. В царстве этически значимых ценностей различаются: 1) главные человеческие ценности, которые в большей или меньшей степени входят во все др. этические ценности (ценность жизни, сознания, деятельности, страдания, силы, свободы воли, предвидения, целеустремленности); 2) добродетели ( справедливость , мудрость , смелость, самообладание , любовь к ближнему , правдивость и искренность, верность и преданность, доверие и вера , скромность и смирение , ценность обращения с другими (см. Кардинальные добродетели ); 3) более частные этические ценности ( любовь к самому далекому, способность дарить другим свое духовное достояние, ценность личности, любовь, направленная на идеальную ценность чужой личности). Все эти ценности можно дифференцировать и далее. История этики свидетельствует о большом многообразии этических систем. В зависимости от ее содержания и обоснования этика является гетерономной (имеет внешний, чуждый закон : нравственный закон дается Богом) или автономной (имеет собственный, внутренний закон: человек создает себе нравственный закон), формальной (выставляющей некий всеобщий принцип нравственного поведения; см. Императив ) или материальной (устанавливающей нравственные ценности; см. Этика ценностей ), абсолютной (если она рассматривает значимость этических ценностей независимо от их признания) или относительной (если она утверждает ценности как функцию соответствующей целенаправленной деятельности человека). В зависимости от цели воли и поведения этика является эвдемонистической, гедонистической, утилитаристской, перфекционистской. В современной философии преобладают три осн. типа этических систем: этика ценностей (приведенная выше в качестве примера ), социальная этика (см. Эвдемонизм ) и христ. этика, основывающаяся на положении о неизменной сущности и целесообразном порядке всего существующего и признающая божественную заповедь . Этика, основанная только на позитивных заповедях, представляет собой в лучшем случае моральную теологию, но не философскую этику.

10) Этика - (греч. ethika, от ethos — привычка , нрав) — философская наука , объектом изучения к-рой является мораль . Термин “Э.” был введен Аристотелем. Начиная с древности Э. было принято считать практической философией в отличие от собственно теоретического знания о мире. Всякое теоретическое знание имеет, в конечном счете, практическое значение , оно не только вооружает человека методами и средствами преобразования мира, но и содержит мировоззренческую сторону, так или иначе обосновывает цели практической деятельности. Специфика Э. состоит в том, что указанные цели формулируются здесь в форме идей о должном, о добре и зле, в виде идеалов, моральных принципов и норм поведения, учения о назначении и смысле жизни человека. Постепенно в Э. стали четко различаться два рода проблем: вопросы о том, как должен поступать человек ( нормативная этика ), и собственно теоретические вопросы о происхождении и сущности морали (философская этика ). Э. видела свою задачу не только в том, чтобы описывать и объяснять мораль, но, прежде всего в том, чтобы научить морали — предложить идеальную модель межчеловеческих отношений, в к-рой снято отчуждение между индивидом и родом, а счастье совпадает с добром . Соответственно особое место Э. в системе научного знания усматривалось в ее нормативном характере . Различные модели должного противостояли действительности, как бы компенсируя ее несовершенство, являлись своего рода духовной “ нишей”, часто отвлекающей индивидов от тягот повседневного бытия. Реализация же этих моделей, практическая действенность морали связывались с возвышением человека над эмпирическими страстями, с отказом от них, что отчетливо обнаруживалось, напр., в идеях аскетизма , противопоставления долга склонностям (Кант). Противоречие между претензиями Э. на роль практической философии и практической невозможностью реализации выдвигаемых ею идеалов в полной мере выявилось в новое время . Э. объективно оказалась перед необходимостью выбора между возвышенными, но лишенными жизненных соков моральными идеалами и реальной, но лишенной моральных достоинств жизнью . Со 2-й половины 19 в. этическая мысль совершает решительный поворот в сторону антинормативизма, подвергнув критике существующую мораль как отчужденную от индивидов и враждебную ям форму сознания. Провозвестниками этического антинормативизма явились Кьеркегор и Ницше. Намеченная ими линия получила продолжение в иррационалистической философии, прежде всего в экзистенциализме . Особый вариант антинормативизма обосновывается в рамках позитивистской философии, к-рая отказывает моральным нормам в научной санкция , возводя логическую пропасть между фактами и ценностями, а этические суждения сводит к строго верифицируемому содержанию ( Верифицируемости принцип ), видя в этом средство против превращения морали в искусственную, идеологическую конструкцию. Антинормативизм специфичен для зап. Э. 19 и в особенности 20 в., но не исчерпывает ее содержания. В ней имеются школы, более прямо и гармонично связанные с классической Э. (этические учения в рамках философской антропологии, феноменологии, натуралистические школы и др.). В последние годы в зап. Э. наметился поворот к прикладной Э. (Э. науки, Э. бизнеса и др.), Отношение марксизма к Э. связано с его общей философской позицией, прежде всего с понятием практики и общественным идеалом. Марксистская Э. отличается не тем, что она иначе понимает непосредственное содержание морали и этических понятий, а тем, что рассматривает их в принципиально новом плане — проекции практического осуществления. Марксизм обосновывает перспективу утверждения неотчужденной морали, совпадающей с по-новому преобразованным бытием ; от морального решения социально-практических проблем он переходит к социально-практическому решению моральных проблем ( альтернатива — аморальная действительность или недействительная мораль — преодолевается в марксизме тем, что постулируется моральная действительность). В годы господства авторитарно-бюрократических извращений социализма утвердилась относительность и утилитарность морали, критерием рассматривался ложно понимаемый классовый интерес , средства подчинялись цели, что приводило к аморализму и антигуманизму. Э. как относительно самостоятельная область знания активно начала развиваться в 60-е гг. Она включает философский анализ морали, нормативную Э., историю этических учений, теорию нравственного воспитания, а также общеметодологические проблемы профессиональной и прикладной Э., вопросы социологии и психологии морали.


Синонимы: нравственность, этика

Этика

( греч . ethika: от ethos - нрав , обычай , характер , образ мысли) - 1 ) на уровне самоопределения - теория морали, видящая свою цель в обосновании модели достойной жизни; 2) практически - на протяжении всей истории Э. - обоснование той или иной конкретной мораль ной системы, фундированное конкретной интерпретацией универсалий культуры, относящихся к субъект ному ряду (см. Универсалии ): добро и зло , долг , ч есть , совесть , справедливость , смысл жизни и т.д. В силу э того в традиционной культуре Э. как теоретическая модель морали и Э. как моральное поучение дифференцировались далеко не всегда (от восточных кодексов духовной и телесной гигиены до Плутарха); для классической культуры характерна ситуация , когда этики-теоретики выступали одновременно и моралистами - создателями определенных этических систем (см. Сократ , Эпикур , Спиноза , Гельвеции, Гольбах , Дидро, Руссо , Кант , Гегель ); неклассическая культура конституирует постулат о том, что Э. одновременно выступает и теорией нравственного сознания, и самим нравственным сознанием в теоретической форме (см. Марксизм ). Фундамент альная презумпция практической морали (так называемое " золотое правило поведения ": поступай по отношению к другому так, как ты хотел бы. чтобы он поступал по отношению к тебе ) в то же время выступает и предметом обоснования для самых различных этических систем - в диапазоне от конфуцианства и вплоть до категорического императива Канта , Э. ненасилия Л.Н.Толстого, этической программы Мартина Лютера Кинга и др. Согласно ретроспективе Шопенгауэра, "основное положение , относительно содержания которого согласны ... все моралисты , таково: neminem laede, immo omnes, quantum potes, juva /лат. "никому не вреди и даже , сколь можешь , помогай" - M.M./, - это, собственно , и есть ... собственный фундамент этики, который в течение целых тысячелетий разыскивают, как философский камень ". Термин " этос " исходно употреблялся (начиная с древнегреческой натурфилософии) для фиксации комплекса атрибутивных качеств: от "этоса праэлементов" у Эмпедокла до расширительного употребления термина "Э." в философской традиции : "Э." как название общефилософских произведений у Абеляра, Спинозы, Н.Гартмана. Вместе с тем ( также начиная с античной философии) сфера предметной аппликации данного термина фокусируется на феномен е человеческих качеств, в силу чего по своему содержанию Э. факт ически совпадает с философской антропологией ( дифференциация философии на логику, физику и Э. у стоиков, впоследствии воспроизводящаяся в философской традиции вплоть до трансцендентализма ,- см. Стоицизм , Юм, Возрождение , Философия Возрождения , Просве-щение). На основе дифференциации добродетелей человек а на "этические" как добродетели нрава и "дианоэтические" как добродетели разума Аристотель конституирует понятие "Э." как фиксирующее теоретическое осмысление проблемного поля, центрированного вопрос ом о том, какой "этос" выступает в качестве совершенного. Нормативный характер Э. эксплицитно постулируется кантовской рефлексией над теорией морали, - Э. конституируется в качестве учения о должном, обретая характер "практической философии" (см. Кант). Содержательная сторона эволюции Э. во многом определяется конкретными историческими конфигурациями, которые имели место применительно к оп позиции интернализма и экстернализма в видении морали (которым соответствуют зафиксированные Кантом трактовки Э. в качестве "автономной" и "гетерономной"). Если в контексте историцизма мораль рассматривалась как сфера автономии человеческого духа, то в рамках традиций социального реализма и теизма она выступала как детерминированная извне (в качестве внешних детерминант морали рассматривались - в зависимости от конкретного содержания этических систем - Абсолют как таковой ; традиции национальной культуры (этноэтика); сложившиеся социальные отношения (от Э.Дюркгейма до неомарксизма ); корпоративный ( классовый ) интерес ( классический марксизм); уровень интеллектуального и духовного развития, характерный для субъекта морали и социального организма в целом (практически вся философия Просвещения , исключая Руссо, и отчасти философия Возрождения); специфика доминирующих воспитательных стратегий (от Дидро до М.Мид) и пр. Однако в любом случае - в системе отсчета субъекта - Э. конституируется в концептуальном пространстве совмещения презумпций интернализма и экстернализма: с одной стороны, фиксируя наличие нормативной системы должного, с другой же - оставляя за индивидуальным субъектом прерогативу морального выбора . - В этом отношении свобода как таковая выступает в концептуальном пространстве Э. в качестве необходимого условия возможно сти моральной ответственности (в системах теистической Э. именно в предоставлении права выбора проявляется любовь Господа к человеку, ибо дает ему возможность свободы и ответной любви - см., например , у В.Н.Лосского). Содержание конкретных систем Э. во многом вторично по отношению к фундирующим его общефилософским презумпциям (которые при этом могут выступать для автора этической концепции в качестве имплицитных): эмотивная Э. как выражение презумпций позитивизма , Э. диалога как предметная экземплификация диалогической философии в целом, аналогичны эволюционная Э., аналитическая Э., Э. прагматизма , феноменологическая Э., Э. экзистенциализма и т.п. К центральным проблема м традиционной Э. относятся проблема соотношения блага и должного (решения которой варьируются в диапазоне от трактовки долга как служения благу - до понимания блага как соответствия должному); проблема соотношения мотивации нравственного поступка и его последствий (если консеквенциальная Э. полагает анализ мотивов исчерпывающим для оценки нравственного поступка, то альтернативная позиция сосредоточивает внимание на оценке его объективных последствий, возлагая ответственность за них на субъекта поступка); проблема целесообразности морали (решения которой варьируются от артикуляции нравственного поступка в качестве целерационального до признания его сугубо ценностно-рациональным) и т.п. В рамках неклассической традиции статус Э. как универсальной теории морали подвергается существенному сомнению даже в качестве возможности: согласно позиции Ницше , Э. как "науке о нравственности ...до настоящего времени недоставало, как это ни покажется ...странным, проблемы самой морали: отсутствовало даже всякое подозрение относительно того, что тут может быть нечто проблематичное. То, что философы называли " основанием морали..., было ... только ученой формой доброй веры в господствующую мораль, новым средством ее выражения". В этом контексте любое суждение морального характера оказывается сделанным изнутри определенной моральной системы, что обусловливает фактическую невозможность мета-уровня анализа феноменов нравственного порядка. В силу этого "само слово " наука о морали" в применении к тому , что им обозначается, оказывается слишком претенциозным и не согласным с хорошим вкусом, который всегда обыкновенно предпочитает слова более скромные" (Ницше). В качестве альтернативы традиционным претензиям на построение Э. как аксиологически нейтральной теоретической модели морали Ницше постулирует создание "генеалогии морали": " право гражданства" в этом контексте имеет лишь реконструкция процессуальности моральной истории, пытающаяся "охватить понятиями ... и привести к известным комбинациям огромную область тех нежных чувств ценности вещей и тех различий в этих ценностях, которые живут, растут, оставляют потомство и гибнут", - реконструкция, являющая собой "подготовительную ступень к учению о типа х морали", но не претендующая при этом на статус универсальной теории, обладающей правом и самой возможностью якобы нейтральных аксиологически суждений. Таким образом, радикальный отказ неклассической философии от Э. в ее традиционном понимании фундирует собой идею "генеалогии морали", т.е. реконструкцию ее исторических трансформаций, вне возможности конституирования универсальной системы Э. на все времена (см. Ницше). ( Позднее предложенный Ницше в этом контексте генеалогический метод выступит основой конституирования генеалогии как общей постмодернистской методологии анализа развивающихся систем - см. Генеалогия , Фуко .) Что же касается культуры постнеклассического типа, то она не только углубляет критику в адрес попыток построения универсально-нейтральной Э.: в семантико-аксиологическом пространстве постмодернизм а Э. в традиционном ее понимании вообще не может быть конституирована как таковая. Тому имеется несколько причин: 1). В контексте радикального отказа постмодерна от ригористических по своей природе "метанарраций" (см. Закат метанарраций) культурное пространство конституирует себя как программно плюралистичное (см. Постмодернистская чувствительность ) и ацентричное (см. Ацентризм ), вне какой бы то ни было возможности определения аксиологических или иных приоритетов. Э. же не просто аксиологична по самой своей сути, но и доктринально-нормативна, в силу чего не может быть конституирована в условиях мозаичной организации культурного целого (см. Номадология ), предполагающего принципиально внеоценочную рядоположенность и практическую реализацию сосуществования различных (вплоть до альтернативных и взаимоисключающих) поведенческих стратегий. 2). Современная культура может быть охарактеризована как фундированная презумпцией идиографизма, предполагающей отказ от концептуальных систем, организованных по принципам жесткого дедуктивизма и номотетики: явление и ( соответственно ) факт обретают статус события (см. Событие , Событийность ), адекватная интерпретация которого предполагает его рассмотрение в качестве единично-уникального, что означает финальный отказ от любых универсальных презумпций и аксиологических шкал (см. Идиографизм). - В подобной системе отсчета Э., неизменно предполагающая подведение частного поступка под общее правило и его оценку, исходя из общезначимой нормы , не может конституировать свое содержание. 3). Необходимым основанием Э. как таковой является феномен субъекта (более того, этот субъект, как отмечает К.Венн, является носителем "двойной субъективности", ибо интегрирует в себе субъекта этического рассуждения и морального субъекта как предмета этой теории), - между тем визитной карточкой для современной культуры может служить фундаментальная презумпция "смерти субъекта", предполагающая отказ от феномена Я в любых его артикуляциях (см. " Смерть субъекта ", " Смерть Автора ", " Смерть Бога ", Я). 4). Э. по своей природе атрибутивно метафизична (см. Метафизика ): роковым вопросом для Э. стал вопрос о соотношении конкретно-исторического и общечеловеческого содержания морали, и несмотря на его очевидно проблемный статус (см. " Скандал в философии ") история Э. на всем своем протяжении демонстрирует настойчивые попытки конституирования системы общечеловеческих нравственных ценностей. Между тем современная культура эксплицитно осмысливает себя как фундированную парадигмой "постметафизического мышления", в пространстве которого осуществляется последовательный и радикальный отказ от таких презумпций классической метафизики, как презумпция логоцентризма (см. Логоцентризм , Логотомия , Логомахия ), презумпция имманентности смысла (см. Метафизика отсутствия ) и т.п. (см. Постметафизическое мышление ). 5). Все уровни системной организации Э. как теоретической дисциплины фундированы принципом бинаризма : парные категории (добро/зло, должное/ сущее , добродетель / порок и т.д.), альтернативные моральные принципы ( аскетизм / гедонизм , эгоизм / коллективизм , альтруизм / утилитаризм и т.д.), противоположные оценки и т.п. - вплоть до необходимой для конституирования Э. презумпции возможности бинарной оппозиции добра и зла, между тем культурная ситуация постмодерна характеризуется программным отказом от самой идеи бинарных оппозиций (см. Бинаризм ), в силу чего в ментальном пространстве постмодерна в принципе "немыслимы дуализм или дихотомия , даже в примитивной форме добра и зла" (Делез и Гваттари). 6). Современная культура осуществляет рефлексивно осмысленный поворот к нелинейному видению реальности (см. Неодетерминизм ). В этом контексте Фуко, например, решительно негативно оценивает историков морали, выстраивавших "линейные генезисы ". Так, в концепции исторического времени Делеза (см. Делез, Событийность, Эон) вводится понятие "не-совозможных" миров, каждый из которых, вместе с тем, в равной мере может быть возведен к определенному состоянию, являющемуся - в системе отсчета как того, так и другого мира - его генетическим истоком. "Не-совозможные миры , несмотря на их не-совозможность, все же имеют нечто общее - нечто объективно общее, - что представляет собой двусмысленный знак генетического элемента , в отношении которого несколько миров являются решениями одной и той же проблемы" (Делез). Поворот вектора эволюции в сторону оформления того или иного "мира" объективно случаен, и в этом отношении предшествовавшие настоящему момент у (и определившие его событийную специфику) бифуркации снимают с индивида ответственность за совершенные в этот момент поступки (по Делезу, "нет больше Адам а -грешника, а есть мир, где Адам согрешил"), но налагают на него ответственность за определяемое его поступками здесь и сейчас будущее . Эти выводы постмодернизма практически изоморфны формулируемым синергетикой выводами о "новых отношениях между человеком и природой и между человеком и человеком" ( Пригожин , И.Стенгерс), когда человек вновь оказывается в центре мироздания и наделяется новой мерой ответственности за последнее. В целом, таким образом, Э. в современных условиях может быть конституирована лишь при условии отказа от традиционно базовых своих характеристик: так, если Й.Флетчер в качестве атрибутивного параметра этического мышления фиксирует его актуализацию в повелительном наклонении (в отличие , например, от науки , чей стиль мышления актуализирует себя в наклонении изъявительном), то, согласно позиции Д.Мак-Кенса, в сложившейся ситуации, напротив , "ей не следует быть внеконтекстуальной, предписывающей ... этикой, распространяющей вполне готовую всеобщую Истину". Если Э. интерпретирует регуляцию человеческого поведения как должную быть организованной по сугубо дедуктивному принципу, то современная философия ориентируется на радикально альтернативные стратегии: постмодернизм предлагает модель самоорганизации человеческой субъективности как автохтонного процесса - вне навязываемых ей извне регламентации и ограничений со стороны тех или иных моральных кодексов, - " речь идет об образовании себя через разного рода техники жизни, а не о подавлении при помощи запрета и закона " (Фуко). По оценке Кристевой, в настоящее время "в этике неожиданно возникает вопрос, какие коды ( нравы , социальные соглашения) должны быть разрушены, чтобы, пусть на время и с ясным осознанием того, что сюда привлекается, дать простор свободной игре отрицательности". С точки зрения Фуко, дедуктивно выстроенный канон , чья реализация осуществляется посредством механизма запрета, вообще не является и не может являться формообразующим по отношению к морали. Оценивая тезис о том, что "мораль целиком заключается в запретах", в качестве ошибочного, Фуко ставит "проблему этики как формы, которую следует придать своему поведению и своей жизни" (см. Хюбрис ). Соответственно постмодернизм артикулирует моральное поведение не в качестве соответствующего заданной извне норме, но в качестве продукт а особой, имманентной личности и строго индивидуальной "стилизации поведения"; более того, сам "принцип стилизации поведения" не является универсально необходимым, жестко ригористичным и требуемым от всех, но имеет смысл и актуальность лишь для тех, "кто хочет придать своему существованию возможно более прекрасную и завершенную форму" (Фуко). Аналогично Э.Джердайн делает акцент не на выполнении общего предписания, а на сугубо ситуативном "человеческом управлении собою" посредством абсолютно неуниверсальных механизмов. В плоскости идиографизма решается вопрос о взаимной адаптации со-участников коммуникации в трансцендентально-герменевтической концепции языка Апеля. В том же ключе артикулируют проблему отношения к Другому поздние версии постмодернизма (см. After-postmodernism ). Конкретные практики поведения мыслятся в постмодернизме как продукт особого ("герменевтического") индивидуального опыта , направленного на осознание и организацию себя в качестве субъекта - своего рода "практики существования", "эстетики существования" или "техники себя", не подчиненные ни ригористическому канону, ни какому бы то ни было общему правилу, но каждый раз выстраиваемые субъектом заново - своего рода "практикование себя, целью которого является конституирование себя в качестве творца своей собственной жизни" (Фуко). Подобные "самотехники" принципиально идиографичны, ибо не имеют, по оценке Фуко, ничего общего с дедуктивным подчинением наличному ценностно-нормативному канону как эксплицитной системе предписаний и, в первую очередь , запретов: "владение собой ... принимает ... различные формы, и нет ... одной какой-то области, которая объединила бы их". Д.Мак-Кенс постулирует в этом контексте возможность Э. лишь в смысле "открытой" или "множественной", если понимать под "множественностью", в соответствии со сформулированной Р.Бартом презумпцией, не простой количественный плюрализм , но принципиальный отказ от возможности конституирования канона,т.е. "множественность", которая, согласно Кристевой, реализуется как "взрыв".

(полное название : " Этика , показываемая геометрическими средствами") - трактат Спинозы (1677). Книга "Э." написана по строго й системе и состоит из определений, аксиом, постулат ов, теорем и их доказательств, схолий (пояснений), короллариев (выводов), снабженных "предисловиями". Спиноза использует в "Э." логическую термин ологию (" модус ", " субстанция ", " атрибут " и др.), осуществляя этот прием для достижения больше й стройности изложения. По мысли Спинозы, всеобъемлющая концептуальная система должна быть фундирована онтологией и призвана постичь бытие Природы в ее беспредельном и двойном единстве: порядок и последовательность вещей, согласно базовой идеи "Э.", аналогичны порядку и последовательности понятий. Цель "Э." - помочь людям дать верное направление собственно му существованию, определяемому желаниями и стремлениями к радости. Первая часть "Э." посвящена размышлениям о Боге - основе и отправной точке философского познания. Идея Бога , согласно Спинозе, есть первая и самая совершенная из идей: выражение "Бог или При рода " означало у Спинозы постулирование монизма субстанции. Исходя из э того и придерживаясь законов логики, по мысли Спинозы, можно вывести знание обо всей сущей природе. Философское же исследование этики представляет собой логическую прогрессию, входящую составной частью в учение о природе. Природа - это Все сущее , она не имеет ни начала , ни конца, а присущие ей самодостаточность и совершенство позволяют метафорически отождествить ее с традиционным понятие м Бога. Бог у Спинозы - не личность , его нельзя сравнивать с конечными существами. Это Бытие, или, другими словами, Все сущее в Бытии. Атрибутов субстанции существует бесконечное множество. Этика как особая дисциплина посвящена исследованию только тех атрибутов, которые имеют отношение к человеку . Единственные познаваемые атрибуты - мышление и протяжение - составляют бытие человека. Сущность Бога же есть само его существование . Бытие не может служить основой мораль ных ценностей и иметь конечную цель. Это бытие есть природа в своих бесконечности, необходимости и много образ ии проявлений. С точки зрения Спинозы, философская традиция и обыденное сознание еще не дошли до адекватного постижения Бытия, по сколь ку им мешает предрассудок о существовании конечной цели, возникший в результате воображаемого, проективного и антропоморфного представления о знании, направляемом чисто эмпирическими желаниями. Знание Бытия есть, в конечном счете, совершенное знание о совершенной сущности, т.е. адекватное знание о совершенстве мира . Во второй части "Э." "О природе и происхождении духа" Спинозой анализ ируются достоверные свойства познания. Первый его род - чувственное познание , воображение . Второй род познания - понимание , достигаемое с помощью абстрактного разума . (Познание третьего рода исследуется в пятой части "Э.": имелась в виду "интуитивная созерцательная наука ", которая позволяет познать и полюбить Бога.) Познание второго рода позволяет попытаться понять человеческий дух. Существование человека является частью Всего сущего в Природе. Личность человека не субстанциальна и не дуалистична, она представляет собой временное единство души и тела, при котором не происходит их внутрен него взаимодействия. Душа есть идея , т.е. сознание тела. Теория познания , согласно Спинозе, вторична по отношению к теории тела, поскольку человек существует в природе. Человек - это, в первую очередь , обладающее сознанием тело , и лишь потом - познающий субъект . Теория познания у Спинозы - это теория о трех родах познания. Это теория об истине, понимаемой как адекватное знание (второго, а затем и третьего уровня). Адекватное знание этих двух родов не является полным: оно рефлексивно на втором уровне, а на третьем дается интуитивно, являясь своим собственным критерием. В третьей части "Э." "О происхождении и природе аффектов" Спиноза анализирует личность человека, которая фундировна Желанием . Именно этим определяется человеческая сущность, состоящая в том, чтобы упорствовать в своем бытии. Желание представляет собой усилие, нацеленное на поддержание существования индивида . Аффекты ( чувства ) возникают при увеличении или уменьшении этого основополагающего Желания. Когда желание существовать реализуется в большей степени, человек испытывает радость . И наоборот, когда человек узнает об уменьшении своей способности к существованию, им овладевает печаль. Основополагающее и фундамент альное Желание, Радость и Печаль являются, таким образом, тремя врожденными чувствами, которые всегда проявляются как формы Любви и Ненависти. Четвертый раздел "Э." озаглавлен "О человеческой зависимости, или о силе аффектов". По мнению Спинозы, человеческая душа от природы обладает способностью перейти от просто го осознания к рефлексивному и истинному знанию самой себя . Автор начинает с определений пассивности и зависимости, а затем - свободы. (Отвергая декартовскую свободу воли, Спиноза в то же время отстаивает идею достижимости для людей истинной свободы.) После этого Спиноза дает определение добродетели. В его трактовке это - понятие не морали, а того, что он называет этикой и философией, т.е. утверждения радости бытия и существования. Добро детель предполагает, следовательно, знание и размышление , которые позволяют человеку перейти от пассивности и зависимости к действию и свободе. Добродетель не может существовать без знания, поскольку именно знание позволяет личности с уверенностью направить свою энергию на то, что позволяет ему существовать далее. Энергия исходит от Желания, но направление Желания идет от Разума. Пятый раздел "Э." именуется "О могуществе разума, или о человеческой свободе". Спиноза начинает с констатации того, что блаженство , или счастье , - это больше чем просто радость: это высшая стадия удовлетворения самим собой и увеличения способности к существованию. В данном разделе детально описывается процесс , ведущий человека от рефлексивной деятельности по освобождению (переход от чувственного к адекватному знанию) к радости, которую доставляет полная само реализация . Человек таким образом полностью овладевает самим собой в своих отношения х с Бытием. Каждый человек обязан стать свободным, мудрым и радостным и иметь мужество проделать этот путь к совершенству: это - своего рода познание самого себя и собственных усилий упорствовать в своем бытии и познании Всего сущего. В конце этого пути - свобода , избавленная от эмпирических колебаний и реализующаяся в слиянии с человечеством и миром в единое целое. Спиноза отказ ался от построения своей морали на основе теологии. Он не согласен с мыслью , что в основе морали должен лежать страх перед наказанием - внешним или внутренним. По мнению философа , представление о Боге как о некоем судье, монархе или отце является ложным, поскольку предполагает у Бога человеческий образ . Спиноза стремился создать систему, способную обосновать амбиции неограниченного рационализма . По мнению ряда критиков, ни одна философская система, как правило , не может предложить путь постижения истины, не отведя какое-то место непознаваемому и таинственному. Спиноза же исключил из своей системы и то, и другое, пытаясь научить людей мыслить, как мыслит Бог. Хайдеггер, перео смысл ивший четырьмя столетиями позже современную ему метафизику как целое, тем не менее, признавал, что система Спинозы является одной из самых великих философских систем в истории.

(от греч . ethos - нрав ственный характер ) - область философских исследований, где определяют, что является добро м в его отличии от зла, какие поступки человек а нравственно оправданы и каковы исходные принципы , позволяющие сформулировать критерии этических оценок. Этика настаивает на объективном характере своих принципов и норм, на недостаточности просто "жить как все" или же " быть в согласии с самим собой " в нравственных вопрос ах и руководствоваться только личным вкусом, разумением и интуицией. Представители атеистической философии утверждают, что этика должна быть безрелигиозной и в этом ее высшее достоинство - формировать волю к добру без обещаний награды за доброту поступков и действий в земной жизни и за ее пределами. В религиозной философии принимается, что содержание этики - не автономно, а задается свыше и что мотив награды в вечности не является средством для поддержания корыстного интерес а человека - он нужен для того , чтобы нравственная жизнь осуществилась во всей своей полноте. Неавтономность религиозной этики связана еще и со следующим: 1) личностное достоинство человека вытекает из христианской веры в то, что человек создан по образ у и подобию Божию; 2) свобода воли и разумность человека, без которых нет этики, тоже раскрываются и обосновываются в религиозной антропологии; 3) осуществление подлинной нравственной жизни предполагает содействие благодати в силу слабости человеческой природы.

- философская наука , изучающая мораль . Иногда слово этика является синонимом понятий мораль и нрав ственность . В древности этику понимали как "практическую философию". Этические нормы , как правило , лежат в основе право вых и определяют поведение больших масс людей - на рода .

( греч .- обычай ): философская наука , изучающая мораль ( нрав ственность ). Термин « этика » был введен Аристотелем, впервые выделившим этику в особую дисциплину. Однако этические проблемы рассматривались за долг о до Аристотеля в древнегреческой философии и в религиозно-философских учения х Древ него Востока. Этика изучает происхождение моральных категорий, норм, принципов, законов; роль морали в обществе и в жизни человек а ; различные конкретно-исторические системы моральных (нравственных) ценностей и их связь с обшечеловеческими ценностями. Как система учений о морали и нравственности, вытекающих из потребности человека, этика отвечает на вопрос ы : что я должен делать? На что я могу надеяться? (И. Кант ). Для нравственного решения этих вопросов следует определить, что является высшей моральной ценностью (Бог, человек, при рода , Космос , свобода -несвобода, добро -зло, жизнь - смерть , счастье и др.), какова иерархия этих ценностей в сознании человека.

(от греч . ethos - нрав , обычай ) - философская дисциплина , объектом из учения которой является мораль и различные системы ее обоснования, основания этих систем и логическая структура понятий, описывающих моральные феномен ы и ситуации.

( греч . ethos - нрав, обычай , привычка ) - проблемная сфера философии (философская дисциплина ), объектом из учения которой является мораль, нравственность . Содержательные и формальные особенности Э. заданы тремя константами: сущностью морали как объекта исследования; способами ее теоретического о смысл ения и описания в социокультурном контексте , основными парадигмами философствования (восточной, западной, русской). Для современной Э. характер ен активный процесс взаимообогащения в русле диалога культур рубежа второго тысячелетия, однако , неизменной остается главная тема - рассуждения о природе морали, - и основной вопрос : что я должен делать? Э. формируется в восточной духовной культуре к первой половине первого тысячелетия до н.э., в западной философии - в 4 веке до н.э., становится частью "русской идеи " в 19 в. Древневосточный комплекс этических воззрений, сохраняющий свои основные аксиомы и в современной концептуальной модели нравственности, отличается космологизмом, интенцией на гармонию человек а и мира , метафоричностью и мифопоэтич-ностью, поисками путей нравственного совершенствования. Основополагающее этическое знание представлено в древнеиндийских памятниках литературы "Ведах" (в особенности, в "Ригведе", знании гимнов) и " Упанишадах " (комментариях к "Ведам"). Тезис о единстве Брахмана как мировой души, абсолютно го духовного начала , и Атмана как самосознания э того Абсолют а предписывает человеку освобождение от страстей и самосовершенствование, самопознание как путь к высшей реальности. В послеведический период моральные представления сконцентрированы прежде всего в буддизме . В основе Э. буддизма - теория о двух рода х бытия: сансаре как бытии проявленном, колесе перевоплощений в жизни как страдании, и нирване - вечном успокоении, искомом конечном состоянии, в котором индивидуальность растворяется. В древнекитайской философии этические идеи представлены наи более полновесно в даосизме и конфуцианстве. Основатель даосизма Лао-цзы рассуждал о Дао ("пути") как всеобщем законе природы, побуждающем человека к уходу от суеты и страстей, к достижению просто ты, чистоты помыслов, к смирению и состраданию путем не-деяния, не насилия над миром. Конфуций учил о пяти добро детелях: гуманности (милосердии), долг е -справедливости, послушании, почтительности, мудрости. Подобное понимание Э. как практической "философии" является исходным и в европейской теории морали, что демонстрирует общегуманитарные ценности каждой уникальной человеческой жизни при сохранении свое образ ия породившей их культуры. В западной философии способы этической концептуализации нравственного опыта были предложены Сократ ом и основоположены Аристотелем, родоначальником Э. как таковой и автором термин а "Э." в трактатах "Никомахова Э.", "Большая Э.", "Эвдемова Э.". Этические прозрения Сократа определяют суть морального теоретизирования в западной парадигме философствования. Это рациональность как способ осмысления человеком мира и формирования смысложизненных программ, основа активного отношения к действительности, рассуждения о приоритетной роли нравственности в духовной культуре, абсолютизация индивидуального самопознания, поиска и обретения человеком моральных ценностей. Сократ основал эвдемонизм в Э. как принцип исследования, согласно которому достижение счастья является высшим благом . Аристотель развивает эту традицию в учении о добродетелях и полагает, что они делятся на этические ( мудрость , мужество , умеренность , справедливость ) и дианоэтические. Если первые представляют собой "золотую середину" между двумя порок ами, то вторые - нахождение истины ради нее самой и установление нормы поведения. Исследуя природу морали, Аристотель показывает ее социальный смысл через взаимосвязь с политикой, учением о государстве, в котором реализуется высшая добродетель - справедливость, и учением об общественном благе, подчеркивает практическое значение Э., состоящее в воспитании добродетельного гражданина . Впоследствии античная Э. обнаруживает источник морали в человеческой субъект ивности и независимости от общества, прежде всего в стремлении к удовольствиям ( гедонизм Эпикур а ), в подчинении природе, року, судьбе (римские стоики ). Этические воззрения средневековья предопределены идеей Бога как морального абсолюта, источника нравственности и высшей духовности. В новоевропейское время происходит радикальный поворот этической рефлексии, связанный с исчерпанием способов эмпирического описания морали и переходом к философскому анализ у нравственности на языке самоописания Э. Эту тенденцию закладывает Кант , этические идеи которого оказали принципиальное воздействие на всю последующую западную моральную рефлексию. Кант исходит из тезиса об автономии, "чистоте" морали, неза интерес ованности нравственного суждения, его независимости от пользы и выгоды. Тезис о самодостаточности морали означает понимание Э. как науки о должном, о трансцендентальных идеях практического разума . Основным законом нравственности, по Канту, является категорический императив , всеобщий обязательный принцип жизни человека: "... поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом". Мораль ность зиждется на долженствовании, свободе и добровольности поступка, альтруизм е . Легальность же определена гипотетическим императивом и действиями по чувственной склонности и эгоизм у . Кант исследует антиномию должного и сущего, несовпадение идеала и действительности, постулирует свободу воли, бытие Бога и бессмертие души как последнее чаяние на осуществление нравственного закона в потустороннем мире. Социальную роль морали анализирует Гегель с позиций философии духа. Он синтезирует представления об индивидуальной (моральной) и общественной (нравственной) природе человека, включая в триаду объективного духа абстрактное право , мораль и нравственность . Они основаны, соответственно , на трех стадиях развития свободной воли - природной воле, произволе и разумной воле. В учении о морали как сфере личностных убеждений Гегель изучает умысел и вину, намерение и благо, добро и сов есть . В учении о нравственности как общественной природе человека анализирует семью, гражданское общество и государство . Если в философии морали Канта и Гегеля исследуется сфера духовного, то марксистская Э. стремилась открыть социальное, историческое бытие как источник нравственности, определяющий ее основание . В современной западной философии переосмыслен источник основания морали в связи с попытками создания "новой Э." как объяснительной матрицы стратегии идеологического либерализма . Наиболее показательны позитивистские этические школы (мета- этика , школа лингвистического анализа), нормативные этические теории ( утилитаризм , прагматизм , различные "технологии поведения"), антропологизированная Э. (религиозная, эволюционная, экзистенциалистская, Э. психоанализа и Э. ненасилия) и этическая глобалистика (экологическая Э., биоэтика , Э. "благоговения перед жизнью ", "живая" Э.). В метаэтике Мура показана "натуралистическая ошибка" прежней гетерономной морали, зависимой от внеш него начала, и предложена метод ология анализа языка морали как средства решения нравственных проблем. Утилитаризм в современной западной Э. как явление разноплановое, традиционно основан на принципе полезности, модифицированном в целевые идеи качества жизни, успеха в ней, возможно сти удовлетворения желаний, социальной благотворительности (Поппер и Дж. Гриффин). Этический прагматизм базирован на ценности рационального компромиссного действия как достижения цели любыми средствами (Дьюи). В "технологии поведения" развита ролевая теория манипулирования средой и человеком, основанная скорее на инстинкте самосохранения, чем на моральных принципах (Скиннер). В эволюционной Э. исследуется природа морали как альтруистическая (М. Рьюз) и основанная на любви (К.С. Льюис). Экзистенциалистская Э. абсурда обнажает "проклятые" вопросы бытия (Сартр и Камю). Э. психоанализа выводит нравственный мир человека либо из основных инстинктов, самосохранения и полового (Фрейд), либо из первичной любви к жизни и вторичной любви к смерти (Фромм). Э. ненасилия базирована на ценностях толерантности, справедливости, любви. Экологическая Э. включает в систему нравственных ценностей мир природы и все виды жизни. Биоэтика представляет собой междисциплинарное знание о нравственных проблема х телесного, психического и духовного бытия, о жизни и смерти с точки зрения биологии, медицины, экологии и других наук. Э. "благоговения перед жизнью" Швейцера объявлена основой этического обновления человечества, по сколь ку связана с культурными, гуманистическими, но не цивилизационными ценностями, со смирением , миро- и жизнеутверждением. "Живая" Э. Н.К. Рериха соединяет языческий пантеон Древней Руси и " Веды " Индии, выявляет глубинную связь человека с космосом, учит об очищении души и "этическом упражнении", о "господстве духа и сердца". В восточнославянской (русской) парадигме морального теоретизирования наиболее значимы этические открытия рубежа 19-20 вв., представленные в философии "всеединства" и экзистенциальной философии мистические, иррациональные, парадоксальные суждения B.C. Соловьева, Бердяева, Шестова и других мыслителей. Э. в понимании Соловьева является главной частью теософии - " цель ного знания" об абсолютном начале. Основанная на православии и оформленная Русской идеей, теория морали начала 20 в. содержит смысложизненную проблематику, темы свободы и творчества личности, мессианские пророчества и апокалипсичность мировидения. Логика исторического развития основных этических идей показывает последовательные и обоснованные попытки исследования сущности морали как уникального духовно-практического феномен а предельной степени сложности. Интегральные характеристики морали связаны с идеями абсолютной ценности жизни, самоценности индивидуальности, свободой выбора приоритетов в социодинамике культуры, долженствования, альтруизма, любви, самоидентификации, драматического поиска и обретения смысла жизни. В зависимости от понимания сущности морали, способов ее истолкования и описания различают автономную и гетерономную мораль и Э., альтруистическую и эгоистическую, аскетическую и гедонистическую, ригористическую и эвдемонистскую, религиозную и светскую. Источник, основание морали философы усматривали либо в природе человека, его естественных потребностях, таких, как стремление к счастью (эвдемонизм), удовольствию (гедонизм), пользе (утилитаризм), выгоде (прагматизм), либо в безусловном внешнем начале: космосе , "законах природы", "вечных идеях", Боге, априорном моральном законе, абсолютной идее; либо в интуитивном проникновении в сущее . Философию морали отличают метафизичность, высокая степень относительно сти исходных категорий, их нормативно-оценочный характер , парадоксальность формально-логического описания понятий морали, антиномичность, поливариантность ответов на "вечные вопросы" о смысле жизни и смерти, добре и зле, свободе и ответственности, справедливости и т.д. В истории Э. обнаруживают себя этически ориентированные эпохи и философские школы . Проблемы теории морали представлены в творчестве едва ли не каждого выдающегося мыслителя. Нрав ственные воззрения отображены в различных стилях исследования: дескриптивном и проблемном, морализаторском и метафизическом, эмпирическом и теоретическом, эссеистском и модель ном, художественном и научном, исповедальном и программном. В философском знании Э. выполняет роль смыслообразующего принципа, а аксиология морали возвышается до уровня общечеловеческих ценностей, обогащая понимание истины, красоты, веры. И, подобно тому как мораль имеет всепроникающий характер, различают этические аспекты всех наук в современном интегральном знании. Э. кануна второго тысячелетия хранит абсолютное содержание традиционного понимания морали, и, вместе с тем, открывает новые гуманистические горизонты . Н.Г. Севостьянова

( греч . ethika, от ethos - обычай ) - философская наука , объектом из учения к-рой является мораль . Э. - одна из древн. теоретических дисциплин, возникшая как часть философии в период становления рабовладельческого об-ва. Для обозначения учения о нрав ственности термин «Э.» был введен Аристотелем. Как философская наука, отличная от обыденного морального сознания, стихийно формирующегося в процессе . социальной практики людей, Э, возникает в результате отделения духовно-теоретической деятельности от материально-практической, т. е. с зарождением классового об-ва. Но Э. теоретически призвана была решать те же самые практические нравственные проблемы, к-рые возникали перед человек ом в жизни (как должно поступать, что следует считать добро м и что злом и т. д.). Поэ тому уже начиная с древности Э. было принято считать «практической философией» в отличие от «чисто теоретического» знания о йире. Это разделение «практического» и «теоретического» знания сохраняется до сих пор в буржуазной Э., но отвергается марксизм ом. Всякое теоретическое знание имеет в конечном счете практическое значение , не только вооружает человека метод ами и средствами пре образ ования мира , не и содержит мировоззренческую сторону, так или иначе обосновывает цели практической деятельности. Это относится не только к Э., но к философии в целом и всем др. гуманитарным наукам. Специфика Э. в данном во просе состоит в том, что указанные цели формулируются здесь в форме идей о должном, о добре и зле, в виде идеалов, моральных принципов и норм поведения, в учении о назначении человека и смысл е его жизни. Постепенно в Э. начали различать два рода проблем: вопрос ы о том, как должен поступать человек ( нормативная этика ), и собственно теоретические вопросы о происхождении и сущности морали. В общем это разграничение было исторически оправданно. Однако в совр. буржуазной этике его доводят до полного разделения теоретической и практической задач этической науки , до противопоставления друг другу метаэтики и нормативной этики, истины и нравственности, морали и науки. Получается, что Э., если она притязает на научность, должна отказ аться от задачи формулировать нравственные принципы либо, если она остается «практической философией», должна отказаться от принципов научного мышления ( Формализм , Иррационализм ). Такая постановка вопроса св идет ельствует о глубоком кризисе совр. буржуазной Э. и делает ее в принципе неспособной научно решать проблемы морали. Лишь марксистско-ленинская этическая наука правильно решает вопрос об отношении Э. к ее предмету - морали. Она исходит из того , что нравственные принципы не устанавливаются философами, а вырабатываются в процессе социальной практики людей. В них отражается громадный жизненный опыт мн. поколений. Э. обобщает и систематизирует эти принципы, теоретически осмысляет их содержание , Но она не должна ограничиваться только этим. Во всей предшествующей истории человечества моральные представления людей формировались стихийно и выступали перед ними как неизвестно кем сформулированные законы , происхождение к-рых теоретики пытались объяснить лишь задним числом (приписывали их авторство богу или выводили из естественной «природы человека»), С возникновением научной теории развития об-ва, раскрывающей, в частности, и законы развития морали, Э. стала способной научно обосновывать .нравственные принципы, доказывать разумность одних и подвергать рациональной критике др. Она получила возможно сть помогать людям сознательно и целенаправленно вырабатывать те моральные представления, к-рые отвечают их историческим потребностям. Практическое решение этой задачи марксистско-ленинской Э. становится настоятельной необходимостью ; в эпоху строительства коммунизма . В марксистско-ленинской Э. можно выделить не сколь ко осн. областей исследования. Основу ее предмета составляет учение о природе морали как особого социального явления и форме общественного сознания, о роли морали в жизни об-ва, о законах развития нравственных представлений, отражающих материальные условия жизни людей, о классовом характер е морали. Наряду с этими общими принципами, к-рые формулируются историческим материализмом, Э. имеет дело с более специальными вопросами. Прежде всего она анализ ирует социальный механизм морали и. ее сторон-природу нравственной деятельности моральных отношений и морального сознания. Осн. элементы моральных отношений, сознания и деятельности обобщаются и отражаются в категориях этики. Особую область составляет изучение структуры морального сознания и его различных форм ( Логика морального языка ). В тесной связи с перечисленными проблема ми рассматриваются вопросы природы моральных ценностей ( Аксиология ). Э. занимается также конкретно-социологическим исследованием морали в различных типа х об-ва ( Дескриптивная этика ). Лишь на основе решения всех этих теоретических задач возможно подлинно научное обоснование принципов коммунистической нравственности, к-рой является осн. задачей марксистской нормативной Э. В задачи марксистско-ленинской Э. входит также изучение истории этической мысли прошлого и критика совр. буржуазных этических учений. Исследование историй Э. позволяет критически освоить богатое идейное наследство прошлых веков. Демарксистская Э. в целом оставалась на позиция х исторического идеализма ; обычно выводила моральные принципы из к.-л. вне-общественного начала . Однако в ее развитии постоянно происходила борьба между откровенно идеалистическими теория ми, усматривающими основу нравственности в повелениях бога/в абсолют ной идее или человеческом сознании, и материалистической тенденцией, в к-рой мораль сводилась к земной основе, К практическим интерес ам и потребностям людей. Каждая новая общественно-экономическая формация порождала новые теории. Как и во всех др. формах идеологий, в области Э, непрестанно происходила борьба между прогрессивными и реакционными идеями. В теоретическом плане постоянно сталкивались между собой различные типы этических теорий, к-рые давали диаметрально противоположные решения стоящих перед Э, проблем. Эти противоположности обычно представляли собой крайние, в равной мере ложные т. зр. ( Конкретное содержание теорий домарксистской и совр. буржуазной Э., а также их осн. типы рассматриваются » соответствующих статьях словаря.)

(от греч . ethika, от ethos обычай , нрав ственный характер ) - учение о нравственности, морали. Термин впервые употреблен Аристотелем как обозначение о собой области исследования - "практической" философии, ибо она пытается ответить на вопрос : что мы должны делать? Этика учит оценивать всякую ситуацию, чтобы сделать возможными этические (нравственно) правильные поступки. Она воспитывает в человек е призвание завершать мир путем надстраивания к царству существующего царства того , что должно быть . Этика исследует, что в жизни и в мире обладает ценностью (см. Ценность), ибо этическое поведение состоит в осуществлении этических ценностей. Эти ценности нужно искать как во всех ситуациях, так и в личности. Этика способствует пробуждению оценивающего сознания. В жизни, которую вынужден вести современный человек, этическое рассмотрение и убеждение с трудом находит себе место . Современный человек отуплен и постоянно спешит. Этическому человеку, напротив , доступно понимание ценности, он - мудрец (лат. sapiens - имеющий вкус), с тонким вкусом, нежным органом для восприятия ценности жизни. Недифференцированное оценивающее сознание оказывается для каждого человека функцией его воли, т. к. воля может быть действенной, только будучи направленной на ценность. Этические ценности, значение которых раскрывается благодаря воспитанию или этическому чувству, сами собой располагаются в иерархическую лестницу, своего рода "пирамиду" ценностей, базис которой образ уют бессознательно осуществляемые жизненные ценности (воля к жизни, потребность в пище, половая потребность и т.д.), на вершине которой располагается высшая мыслимая ценность. Этические ценности - это ценности убеждения и поведения. Деятельность , вытекающая из этически ценного убеждения (намерения), может иметь и гибельные последствия и вызвать гибельные реакции. Всякая этическая ценность, познанная как таковая, направляет этическую энергию человека на себя и требует от человека своего осуществления (см. Побуждающая способность ). Имеет место не переоценка ценностей, а лишь их смена в оценивающем сознании: "узость" оценивающего сознания (см. Ограниченность сознания) обусловливает то, что каждый раз может рассматриваться лишь ограниченное число ценностей, ограниченная область царства ценностей. Требования человеческого существования приводят к тому , что в оценивающем сознании постоянно появляются новые ценности, а другие выпадают из него . То, что сто лет назад было высоконравственным, сегодня может быть безнравственным. У каждого человека есть собственная " пирамида " ценностей. "Пирамида" ценностей, основой которых является принадлежность к какому-нибудь народу (как, напр., общность языка и мышления), имеет общую осн. сущность , содержащую ценности, осуществление которых требуется от каждого и для каждого предполагается. Группа ценностей, объединенных в этой осн. сущности, создает нравы , господствующую мораль . Осуществление ценностей состоит в том, чтобы следовать требованию, исходящему от ценности, и подчинять этом у требованию повседневную жизнь ; напр., честность не только признавать как добро детель , но последовательно поступать в соответствии с этой нравственной ценностью. В ситуациях повседневной жизни человек обычно может выбирать между многими ценностями (см. Ситуация ). Этика предполагает, что человек имеет возможно сть выбора , т.е. свободу. Согласно этике, человек поступает этически правильно в том случае, если он осуществляет ту ценность, которая для своего осуществления требует наи больше й нравственной силы (напр., самоотверженность). Требуемая сила св идет ельствует о том, что данная ценность (для данного индивида ) приобретает большее значение, чем др. ценности, из которых он может выбирать. Осуществление ценностей, признаваемых в зависимости от обстоятельств наи более высокими, является добром ; осуществление какой -либо более низко стоящей ценности - злом. В царстве этически значимых ценностей различаются: 1) главные человеческие ценности, которые в большей или меньшей степени входят во все др. этические ценности (ценность жизни, сознания, деятельности, страдания, силы, свободы воли, предвидения, целеустремленности); 2) добродетели ( справедливость , мудрость , смелость, самообладание , любовь к ближнему , правдивость и искренность, верность и преданность, доверие и вера , скромность и смирение , ценность обращения с другими (см. Кардинальные добродетели ); 3) более частные этические ценности ( любовь к самому далеко му, способность дарить другим свое духовное достояние, ценность личности, любовь, направленная на идеальную ценность чужой личности). Все эти ценности можно дифференцировать и далее. История этики свидетельствует о большом многообразии этических систем. В зависимости от ее содержания и обоснования этика является гетерономной (имеет внешний, чуждый закон : нравственный закон дается Богом) или автономной (имеет собственный , внутренний закон: человек создает себе нравственный закон), формальной (выставляющей некий всеобщий принцип нравственного поведения; см. Императив ) или материальной (устанавливающей нравственные ценности; см. Этика ценностей ), абсолют ной (если она рассматривает значимость этических ценностей независимо от их признания) или относительно й (если она утверждает ценности как функцию соответствующей целенаправленной деятельности человека). В зависимости от цели воли и поведения этика является эвдемонистической, гедонистической, утилитаристской, перфекционистской. В современной философии преобладают три осн. типа этических систем: этика ценностей (приведенная выше в качестве примера ), социальная этика (см. Эвдемонизм ) и христ. этика, основывающаяся на положении о неизменной сущности и целесообразном порядке всего существующего и признающая божественную заповедь . Этика, основанная только на позитивных заповедях, представляет собой в лучшем случае моральную теологию, но не философскую этику.

( греч . ethika, от ethos — привычка , нрав ) — философская наука , объектом из учения к-рой является мораль . Термин “Э.” был введен Аристотелем. Начиная с древности Э. было принято считать практической философией в отличие от собственно теоретического знания о мире. Всякое теоретическое знание имеет, в конечном счете, практическое значение , оно не только вооружает человек а метод ами и средствами пре образ ования мира , но и содержит мировоззренческую сторону, так или иначе обосновывает цели практической деятельности. Специфика Э. состоит в том, что указанные цели формулируются здесь в форме идей о должном, о добре и зле, в виде идеалов, моральных принципов и норм поведения, учения о назначении и смысл е жизни человека. Постепенно в Э. стали четко различаться два рода проблем: вопрос ы о том, как должен поступать человек ( нормативная этика ), и собственно теоретические вопросы о происхождении и сущности морали (философская этика ). Э. видела свою задачу не только в том, чтобы описывать и объяснять мораль, но, прежде всего в том, чтобы научить морали — предложить идеальную модель межчеловеческих отношений, в к-рой снято отчуждение между индивидом и родом, а счастье совпадает с добро м . Соответственно особое место Э. в системе научного знания усматривалось в ее нормативном характер е . Различные модели должного противостояли действительности, как бы компенсируя ее несовершенство, являлись своего рода духовной “ нишей”, часто отвлекающей индивидов от тягот повседневного бытия. Реализация же этих моделей, практическая действенность морали связывались с возвышением человека над эмпирическими страстями, с отказ ом от них, что отчетливо обнаруживалось, напр., в идеях аскетизм а , противопоставления долг а склонностям ( Кант ). Противоречие между претензиями Э. на роль практической философии и практической не возможно сть ю реализации выдвигаемых ею идеалов в полной мере выявилось в новое время . Э. объективно оказалась перед необходимостью выбора между возвышенными, но лишенными жизненных соков моральными идеалами и реальной, но лишенной моральных достоинств жизнью . Со 2-й половины 19 в. этическая мысль совершает решительный поворот в сторону антинормативизма, подвергнув критике существующую мораль как отчужденную от индивидов и враждебную ям форму сознания. Провозвестниками этического антинормативизма явились Кьеркегор и Ницше . Намеченная ими линия получила продолжение в иррационалистической философии, прежде всего в экзистенциализме . Особый вариант антинормативизма обосновывается в рамках позитивистской философии, к-рая отказывает моральным нормам в научной санкция , возводя логическую пропасть между факт ами и ценностями, а этические суждения сводит к строго верифицируемому содержанию ( Верифицируемости принцип ), видя в этом средство против превращения морали в искусственную, идеологическую конструкцию. Антинормативизм специфичен для зап. Э. 19 и в особенности 20 в., но не исчерпывает ее содержания. В ней имеются школы, более прямо и гармонично связанные с классической Э. (этические учения в рамках философской антропологии, феномен ологии, натуралистические школы и др.). В последние годы в зап. Э. наметился поворот к прикладной Э. (Э. науки , Э. бизнеса и др.), Отношение марксизма к Э. связано с его общей философской позицией, прежде всего с понятие м практики и общественным идеалом. Марксистская Э. отличается не тем, что она иначе понимает непосредственное содержание морали и этических понятий, а тем, что рассматривает их в принципиально новом плане — проекции практического осуществления. Марксизм обосновывает перспективу утверждения неотчужденной морали, совпадающей с по-новому преобразованным бытием ; от морального решения социально-практических проблем он переходит к социально-практическому решению моральных проблем ( альтернатива — аморальная действительность или недействительная мораль — преодолевается в марксизме тем, что постулируется моральная действительность). В годы господства авторитарно-бюрократических извращений социализма утвердилась относительно сть и утилитарность морали, критерием рассматривался ложно понимаемый классовый интерес , средства подчинялись цели, что приводило к аморализму и антигуманизму. Э. как относительно самостоятельная область знания активно начала развиваться в 60-е гг. Она включает философский анализ морали, нормативную Э., историю этических учений, теорию нравственного воспитания, а также общеметодологические проблемы профессиональной и прикладной Э., вопросы социологии и психологии морали.

Значение слова Этика в других словарях:

Узнайте лексическое, прямое, переносное значение следующих слов:

  • Эманация - (от лат. emanatio переливание через край, истечение) ...
  • Экуменизм - (от греч. oikumene весь обитаемый мир) ...
  • Эклектика - (от греч. eklego выбирать) соединение лучшего ...
  • Экзистенция - существование присущее именно человеку как воплощенному духовному ...
  • Эзотерический - (от греч. esoteros внутренний) термин относящийся ...
  • Эчмиадзин - монастырь вблизи Еревана, являющийся историч. центром армяногригориан. ...
  • Эринии - в др.греч. мифологии — богини мщения, кары ...
  • Этногенез - Истор. процесс происхождения этносов от их зарождения до ...
  • Энтелехия - Философский смысл термина : осуществленность внутри заложенной цели, ...
  • Эпихейрема - (от греч. epiheirema умозаключение ) сокращенный ...
  • Экстенсиональность - объемность; сведение содержания, понятий, утверждений, контекстов к ...
  • Эклектика - соединение разнородных, внутренне не связанных и, возможно, ...
  • Экстернализм - экстерналистская, антикартезианская трактовка языкового значения значение ...
  • Эффективность - одно из определений человеческой деятельности, взятой с ...
  • Янсенизм - — религиозно политическое течение, распространенное в Нидерландах и ...


МЕНЮ

Прикладные словари

Справочные словари

Толковые словари

Жаргонные словари

Гуманитарные словари

Технические словари